Скрыть объявление
Гость, а вы уже пробовали что-то продавать или покупать на нашем аукционе?

Штурм Кенигсберга.

Тема в разделе "Боевые операции", создана пользователем Frey fox, 31 авг 2006.

  1. Emil-Newmann_kb

    Emil-Newmann_kb Schütze

    Сообщения:
    3
    Адрес:
    Königsberg, Ostpreußen
     
  2. Интересные лоты

    Интересные лоты

    1. пластиковый большой объёмный герб СССР габарит 61х67 см за пределами канта есть трешинки и небольшие...
      250 грн.
    2. Нарезной бланк 7.62 6-нарезов длинна 250мм.,внешний диамитер 30мм.,сталь оружейная
      1900 грн.
    3. Винты новодел. Резьба 5 мм. Укрпочта+15 грн. Все вопросы задавайте до совершения ставок. Рукоять не...
      40 грн.
    4. Знак "За отличную стрельбу" Російської Імперії №1 На булавці. Стан по фото Пересил: Новой почтой. Оп...
      300 грн.
    5. какарда офицерская
      200 грн.
    6. Трёхсезонный спальный мешок-кокон Dreamer 1 170 от немецкой компании Vaude Sport GmbH & Co. KG Спал...
      210 грн.
    7. Гарантированный оригинал.В безупречном состоянии.Не чищена.Домашнего хранения. 90 тыс. награждений.У...
      1150 грн.
    8. Тубус Вермахта для хранения пряностей 1938 года изготовления, металл-пищевой алюминий, высота 35см д...
      1000 грн.
    9. [ATTACH] GPS 72H - прочный водонепроницаемый портативный навигатор включает в себя высокочувствитель...
      2000 грн.
    10. Продам 50-мм миномёт РМ-40, копаний.
      5000 грн.
  3. logo

    logo Gefreiter

    Сообщения:
    724
    Адрес:
    не дом и не улица...
    Перевести можно с переводчиком, но криво получается.........
    А что нужно взамен? Какой период или сражение?
     
  4. Frey fox

    Frey fox Stabsgefreiter

    Сообщения:
    500
    Адрес:
    Россия, самый край
    Вот, посмотрел в сборниках боевых примеров...

    ТАКТИКА В БОЕВЫХ ПРИМЕРАХ - БАТАЛЬОН
    О действиях штурмовых групп при штурме.
    БОИ ШТУРМОВОГО ОТРЯДА ПРИ ОВЛАДЕНИИ ОБЪЕКТОМ В КРУПНОМ ГОРОДЕ

    3 апреля 1945 г. части 208-й стрелковой дивизии, готовясь к прорыву долговременной обороны противника и штурму крепости Кенигсберг, сменили подразделения 2-й стрелковой дивизии на фронте Стрельбище, (иск) форт № 4. Дивизия имела задачу глубоко эшелонированными боевыми порядками прорвать оборону противника на фронте Стрельбище, (иск) форт № 4 и в последующем развивать удар в направлении Нойхуфен, Замок.
    В полосе наступления 578-го полка оборонялось до батальона пехоты 75-го охранного полка противника при поддержке одного дивизиона артиллерии. Оборона противника состояла из двух линий. Первая линия обороны проходила по внешнему обводу обороны Кенигсберг и состояла из форта № 4 и двух траншей, проходивших юго-западнее и южнее города. Перед первой траншеей имелся противотанковый ров шириной до 5 м и глубиной до 3 м наполненный водой. Подступы к противотанковому рву были прикрыты проволочными заграждениями с глубокими и плотными противопехотными и противотанковыми минными полями. Главная линия обороны проходила по северо-западной окраине Нойхуфен и состояла из трех-четырех линий траншей, расположенных в глубине обороны.
    578-й стрелковый полк имел задачу силами штурмового отряда прорвать оборону противника в направлении Нойхуфен с ближайшей задачей овладеть второй траншеей и в последующем Нойхуфен. В состав штурмового отряда вошли: 2-й батальон (4-я и 5-я стрелковые роты), саперная рота, взвод ранцевых огнеметов, по одной батарее 45-мм и 76-мм полковых пушек, рота 82-мм мино*метов, три танка Т-34 и четыре самоходных орудия 152-мм калибра. Наступление штурмового отряда командир полка решил поддержать двумя батареями 120-мм минометов и одним гаубичным артиллерийским полком.
    Командир штурмового отряда, уяснив полученную задачу и всесторонне оценив обстановку, принял решение: боевой порядок отряда построить в два эшелона (учитывая необходимость наращивания усилий в ходе штурма); каждую штурмовую группу иметь в составе стрелковой роты, усиленной взводом саперов, ранцевыми огнеметами и артиллерийской батареей; танки использовать после овладения противотанковым рвом.
    Проведя рекогносцировку, командир штурмового отряда на местности поставил боевые задачи штурмовым группам, организовал взаимодействие и выставил посты наземного наблюдения.
    В тылу своих подразделений командир штурмового отряда организовал подготовку штурмовых групп на местности. В ходе учений были тщательно отработаны приемы действий личного состава при штурме города и вопросы взаимодействия.
    В ночь на 5 апреля 1945 г. штурмовой отряд занял исходное положение для наступления в 200 м западнее выс. 30, построив свой боевой порядок в два эшелона.
    В первом эшелоне была 5-я стрелковая рота, во втором, на удалении 150-200 м, 4-я. Танки и самоходные орудия находились в районе Замиттен.
    Под прикрытием артиллерийского огня три взвода штурмового отряда быстрым броском вперед сумели выдвинуться вплотную к противотанковому рву, где закрепились в готовности форсировать его. Форсированию рва препятствовал фланговый огонь форта № 4.

    Под прикрытием темноты в ночь на 6 апреля саперный взвод проделал проходы в минных полях и проволочных заграждениях противника и совместно с пехотой навел штурмовой мостик через противотанковый ров. Один стрелковый взвод и взвод саперов первыми форсировали противотанковый ров и закрепились на его южной стороне с задачей обеспечить переправу главных сил штурмового отряда. Одновременно с такой же целью ко рву были подтянуты орудия для стрельбы прямой наводкой.
    К рассвету 6 апреля штурмовой отряд занимал следующее положение: 5-я рота у противотанкового рва, за ней уступом вправо 4-я рота.
    Приданные и поддерживающие штурмовой отряд артиллерия минометы произвели короткий, но мощный огневой налет по первой траншее противника. В результате налета противник начал отводить свои основные силы во вторую траншею, оставив в первой траншее только прикрытие, усиленное пулеметами и поддерживав мое артиллерией.
    Этим воспользовались подразделения штурмового отряда: по наведенным штурмовым мостикам они переправились через противотанковый ров и с ходу ворвались в первую траншею.
    В завязавшемся гранатном и рукопашном бою противник был частично истреблен и пленен. Только незначительной части вражеского прикрытия удалось отойти во вторую траншею. В это время два наших танка Т-34 вышли из Замиттен и по дороге направились к выс. 30. Огнем с места по форту и огневым точкам Нойхуфен они обеспечивали продвижение пехоты. Самоходные орудия 152-мм калибра в это время находились в 500-600 м севернее выс. 30 и вели огонь по форту № 4 и по северной окраине Нойхуфен. Орудия сопровождения, находясь непосредственно в боевых порядках стрелковых рот, огнем прямой наводки уничтожали огневые точки не*приятеля.
    Не давая противнику опомниться, 5-я и 4-я роты, построившие стрелковые взводы в линию, ворвались во вторую траншею. Противник в беспорядке начал отходить в третью траншею, проходившую по северной окраине Нойхуфен. Таким образом, ближайшая задача, поставленная перед штурмовым отрядом, была выполнена.
    К этому времени саперы построили мост через противотанковый ров для прохода танков и артиллерии, однако по нему успели переправиться только два танка, после чего прямым попаданием мост был разрушен. Переправившиеся танки, находясь в 150-200 м за боевыми порядками рот, поддерживали их продвижение своим огнем. Самоходные орудия и один танк, не сумевшие переправиться через противотанковый ров, поддерживали действия рот огнем с места.
    В это время сосед слева блокировал форт № 4, что дало возможность дивизионным саперам вторично навести мост для пере*правы танков и артиллерии.
    Развивая наступление на третью траншею, 5-я и 4-я роты встретили сильное сопротивление из ДОТ, которая находилась на северо-западной окраине Нойхуфен. Командир штурмового отряда решил сначала нарушить огневое взаимодействие ДОТ с соседними огневыми точками и после этого штурмом овладеть ДОТ. Он решил двумя стрелковыми взводами 4-й роты обойти ДОТ с юга и блокировать ее, ударом 5-й роты с танками овладеть северной окраиной Нойхуфен.
    Взаимодействие танков с пехотой выражалось в том, что танки должны были обогнать пехоту с подходом ее к третьей траншее, огнем с ходу и гусеницами подавить вражеские огневые точки и обеспечить атаку 5-й роты.
    Самоходно-артиллерийские установки двигались за боевыми порядками стрелковых взводов 4-й роты и по общему сигналу «Начало огня артиллерии по замку» должны были открыть огонь по амбразурам ДОТ, а стрелковые взводы в это время должны были блокировать ДОТ справа и слева.
    План атаки был строго выдержан. Как только артиллерия открыла огонь по глубине обороны, 5-я рота, имея стрелковые взводы в линию, стремительным броском под прикрытием выдвинувшихся танков атаковала третью траншею, выбила из нее противника и завязала бой за населенный пункт Нойхуфен. Одновременно 4-я рота одним стрелковым взводом перерезала траншею справа, не дав возможности деблокировочным группам противника подойти на выручку гарнизона ДОТ. 2-й стрелковый взвод стремительно блокировал амбразуру ДОТ, ослепленную огнем самоходных орудий. В это время 3-й стрелковый взвод этой роты, обойдя ДОТ с тыла, ворвался в ДОТ и, уничтожив гарнизон, захватил ее.
    Овладев ДОТ, 4-я рота продолжила наступление и ворвалась на юго-западную окраину Нойхуфен; затем совместно с.5-й ротой она стала быстро продвигаться на противоположную окраину Нойхуфен.
    Инициатива боя в борьбе за населенный пункт перешла непосредственно к командирам рот и взводов, которые получили от командира штурмового отряда задачи по овладению группами домов и даже отдельными домами. Борьба в основном велась стрелковыми взводами самостоятельно при поддержке орудий прямой наводки, самоходных орудий и танков. Поддерживающие средства штурмового отряда к этому времени были переподчинены командирам рот. Благодаря стремительным действиям стрелковых рот, а также непрерывной поддержке пехоты артиллерией и танками противник не сумел оказать организованного сопротивления, и в 23 час 7 апреля Нойхуфен был полностью очищен от противника.
    В бою 6-7 апреля было уничтожено до 500 и взято в плен 148 солдат и офицеров противника, захвачено семь пулеметов, четыре орудия, до 200 винтовок и автоматов.
    В ночь на 8 апреля командир 578-го стрелкового полка поставил штурмовому отряду новую задачу: с утра 8 апреля, продолжая наступление, овладеть Замок и в дальнейшем выйти к ст. Роттенштейн.
    Для обеспечения выполнения поставленной задачи командир штурмового отряда организовал ночную разведку в направление Замок с задачей установить систему огня обороны противника, наличие минных полей и заграждений и захватить пленных.
    Под покровом темноты подразделения штурмового отряда заняли исходное положение в следующем боевом порядке: стрелковый роты и взводы - в линию на юго-восточной окраине г. дв. Баллит танки - на северо-восточной окраине Нойхуфен, самоходные орудия - в 300 м за боевыми порядками пехоты, орудия для стрельбы прямой наводкой и 82-мм минометы - непосредственно в боевых порядках пехоты.
    В результате проведенной разведки было установлено, что в лесу северо-западнее Замок заняла подготовленные позиции пехота противника. Минных полей и заграждений разведка не обнаружила. Захватить пленных не удалось.
    В 9 часов 30 минут 8 апреля после короткого артиллерийского налета во взаимодействии с танками, которые должны были с исходного положения двигаться непосредственно в боевых порядках пехоты, и самоходными орудиями, следовавшими за боевыми порядками пехоты, штурмовой отряд перешел в наступление. В период артиллерийского налета огневые средства противника подавлены не были. Они встретили штурмовой отряд сильным огнем. Отряд успеха не добился и вынужден был залечь. Вследствие сильного огня прямой наводкой артиллерии противника танки не смогли продвинуться и вели огонь с места. Сложившаяся обстановка вынудила подтянуть артиллерию и организовать ее огонь.
    После смены огневых позиций артиллерия в течение всего дня подавляла и уничтожала огневые точки противника. Только к исходу дня танки смогли выйти к боевым порядкам пехоты и вместе с ней вновь перейти в атаку. На этот раз противник был выбит из траншеи, проходившей по северо-западной опушке рощи.
    Штурмовой отряд, развивая достигнутый успех, обходом с запада и востока к 24 часам 8 апреля овладел 3амок...


    Есть ли информация по 232 бригаде штурмовых орудий
    (Sturmartillerie-Brigade 232)?
     
  5. Emil-Newmann_kb

    Emil-Newmann_kb Schütze

    Сообщения:
    3
    Адрес:
    Königsberg, Ostpreußen
    А взамен хотелось бы получить выдержки из одного из журналов боевых действий хотя бы одной из немецких частей за период боёв в Хайлигенбайльском котле (Восточная Пруссия). Или же информацию за этот период из книги Dieckert, Großmann. "Die Kämpfe um Ostpreußen".
    Очень надеюсь.
    А за переводом дело не станет.
     
  6. logo

    logo Gefreiter

    Сообщения:
    724
    Адрес:
    не дом и не улица...
    Книжка Гроссмана и Дикерта не является точным документом, в ней нет журналов боевых действий и расписания частей. Описание довольно общее, без особых подробностей......то о чём вы говорите описано в воспоминаниях пути боевых частей подразделений. Вроде 1п.д.,"В.Г.", 69, 61 п.д. и т.д. Камерады занимаются переводом этих и других книг, но это авторская работа и особенно делится информацией никто не хочет - по понятным причинам.....по Халигенбайлю ищите список подразделений и по Гуглю (поисковик) сканируйте сеть....что-то да попадётся. Или книжки выписывайте, в буржуйских инет - магазинах они есть, вам только нужно определиться какие.....удачи!
     
  7. Серг

    Серг Oberregierungs-und Kriminalrat

    Сообщения:
    9.469
    Адрес:
    Россия, Москва
    29 апреля я нашла в почтовом ящике письмо. На конверте был номер Шуриной полевой почты, но адрес был написан не его рукой. Я долго стояла неподвижно, держа в руках письмо и боясь распечатать его. Потом распечатала, прочла первые строки. В глазах потемнело. Я перевела дыхание, снова начала и снова не могла читать дальше. Потом изо всех сил стиснула зубы и дочитала до конца.

    "14 апреля 1945.
    Дорогая Любовь Тимофеевна!
    Тяжело Вам писать. Но я прошу: наберитесь мужества и стойкости. Ваш сын гвардии старший лейтенант Александр Анатольевич Космодемьянский погиб смертью героя в борьбе с ненецкими захватчиками. Он отдал свою молодую жизнь во имя свободы и независимости нашей Родины.
    Скажу одно: Ваш сын - герой, и Вы можете гордиться им. Он честно защищал Родину, был достойным братом своей сестры.
    Вы отдали Родине самое дорогое, что имели, - своих детей.
    В боях за Кенигсберг самоходная установка Саши Космодемьянского 6 апреля первой форсировала водный канал в 30 метров и открыла огонь по противнику, уничтожив артиллерийскую батарею противника, взорвала склад с боеприпасами и истребила до 60 гитлеровских солдат и офицеров.
    8 апреля он со своей установкой первым ворвался в укрепленный форт Кениген Луизен, где было взято 350 пленных, 9 исправных танков, 200 автомашин и склад с горючим. В ходе боев Александр Космодемьянский вырос из командира установки в командира батареи. Несмотря на свою молодость, он успешно командовал батареей и образцово выполнял все боевые задания.
    Он погиб вчера в боях за населенный пункт Фирбруденкруг, западнее Кенигсберга. Населенный пункт был уже в наших руках. В числе первых Ваш сын ворвался и в этот населенный пункт, истребил до 40 гитлеровцев и раздавил 4 противотанковых орудия. Разорвавшийся вражеский снаряд навсегда оборвал жизнь дорогого и для нас Александра Анатольевича Космодемьянского.
    Война и смерть - неотделимы, но тем тяжелее переносить каждую смерть накануне нашей Победы.
    Крепко жму руку. Будьте мужественной. Искренне уважающий и понимающий Вас гвардии подполковник Легеза".


    Любовь Тимофеевна Космодемьянская
    "Повесть о Зое и Шуре"
     
  8. Emil-Newmann_kb

    Emil-Newmann_kb Schütze

    Сообщения:
    3
    Адрес:
    Königsberg, Ostpreußen
    А всё-таки очень хотел бы узнать: имеются ли у Вас какие-либо из немецких источников данной тематики и какие именно?
    Хотелось бы предложить следующее: Вы мне отсканируете из немецких книг страницы, описывающие бои в Хайлигенбайльском котле; ну а я для Вас, в свою очередь, переведу из книги Ляша интересующую Вас главу.
     
  9. logo

    logo Gefreiter

    Сообщения:
    724
    Адрес:
    не дом и не улица...
    Купите в Книжках-книжечках книжку Гольчикова "Поле боя - Пруссия", там на 75 стр. переведена лучшая фраза из книги Гроссмана и Диккерта.....карты из книги могу прислать по почте, но они малоинтересные.........по Халигенбайлю информацию искать только в описаниях боевого пути подразделений - и его сравнения.....
    Спасибо за предложение по Лашу,да в общем книжка есть у меня и мне примерно всё в ней понятно.....
     
  10. Архивариус

    Архивариус Gefreiter

    Сообщения:
    511
    Адрес:
    Менск, Беларусь
    Итак, господа, выкладываю обещанные воспоминания участника штурма Кенигсберга полковника Михалевича Александра Георгиевича. На момент штурма он командовал артиллерией 208-й стрелковой дивизии (так написано в мемуарах).
    Воспоминания большие и интересные, охватывают период с 1920-х по 1945 год, но придется ограничиться Кенигсбергом.
    Выкладывать буду по частям, так как надо все набирать, а времени не хватает. Названия населенных пунктов привожу так, как они написаны в воспоминаниях. В остальных словах явные орфографические ошибки я исправлял, расставил знаки препинания и оформил прямую речь по правилам (в воспоминаниях знаки препинания часто отсутствуют). Пропущенные по смыслу слова я вставил в квадратных скобках. Малоинтересные места я пропускал, все они будут прокомментированы курсивными примечаниями.

    Штурм Кенигсберга.

    Совершив марш, наша дивизия 31 марта к 12.00 подошла к пригороду Зелингенфельд, что юго-западнее Кенигсберга. Нас встречали командир нашего 124 корпуса генерал-лейтенант Иванов И.И. и командующий артиллерией корпуса полковник Елкин Н.П. Они поздравили нас с одержанной победой на полуострове Балтга и мысе Кольхолтц и поставили новую задачу: дивизии сосредоточиться [в районе] Гойхаузен-тигратен, что северо-восточнее Кенигсберга, в готовности к штурму города-крепости в юго-западном направлении, приказ мы должны были получить 2-го апреля.
    Затем командир корпуса рассказал, что корпус входит в состав 50 армии, которой командует генерал-лейтенант Озеров Ф.П. (Михалевич пишет, что знаком с ним по Северо-Западному фронту), и ознакомил с задачей 50 армии – овладеть всей северной частью Кенигсберга до реки Прегель, указал на карте КП корпуса.
    К утру 1-го марта подразделения дивизии разместились в районе сосредоточения и приступили к подготовке предстоящего штурма.
    Далее Михалевич вкратце описывает укрепления Кенигсберга и историю их постройки.
    2 апреля командующий фронтом маршал Советского Союза А.М. Василевский провел совещание с высшим командным составом, на котором присутствовал и наш командир корпуса генерал Иванов. На совещании командующий фронтом уточнил общий замысел операции и задачи армий. Замысел состоял в том, чтобы мощными ударами с севера и юга по сходящимся направлениям рассечь гарнизон Кенигсберга и штурмом овладеть городом.
    В 8 часов утра 3-го апреля командир корпуса поставил конкретную задачу дивизии на наступление, в частности 208 дивизии во взаимодействии с 215 дивизией корпуса овладеть пригородом Куммерау, фортом № 4 «Кёниг Фридрих Вильгельм», в дальнейшем кожзаводом и наступать в направлении богадельни, крематория. Для штурма форта № 4 нам выделялась артиллерия крупного калибра.
    Получив задачу, мы с командиром дивизии и с командирами полков весь день проводили рекогносцировку, уточняли границы между дивизиями и полками. В 12 часов командир дивизии был вызван на занятия, которые проводил маршал Василевский на специальном макете крепости Кенигсберг. В 16 часов я был вызван с командующим артиллерией корпуса к командующему артиллерией 50 армии. Командующий рассказал о порядке артиллерийского обеспечения штурма Кенигсберга и что со 2-го апреля в 11, 39 и 43 армиях артиллеристы ведут мощный огонь по многометровым стенам фортов, по дотам и дзотам. Затем командующий артиллерией приказал мне приступить с рассвета 4-го апреля к разрушению форта № 4, для чего в мое распоряжение выделяется 203-миллиметровое орудие с боекомплектом бетонобойных и фугасных снарядов для стрельбы прямой наводкой. Кроме того, выделялась батарея 122-мм гаубиц для стрельбы прямой наводкой по огневым точкам, расположенным вокруг форта.
     
  11. logo

    logo Gefreiter

    Сообщения:
    724
    Адрес:
    не дом и не улица...
    Большое спасибо! Ждём продолжения......
     
  12. Архивариус

    Архивариус Gefreiter

    Сообщения:
    511
    Адрес:
    Менск, Беларусь
    Продолжение...


    (если кто-то обратит внимание на безграмотные выражения "орудия гаубиц", "промежутки между паузами" - напоминаю, это рукопись, не проходившая литературной обработки).



    Возвратившись на свой КП, я доложил командиру дивизии о полученной мною задаче от командующего артиллерией армии, наспех перекусил, а пред этим приказал штабу вызвать командира артполка с командиром 2-го дивизиона. До прибытия вызванных командиров, с нач. штаба Климовым по схеме Кенигсберга определили примерный район огневой позиции для 203-мм орудия. Затем с прибывшими командирами артполка Мамаевым и Ароновым и командиром 203-мм батареи капитаном Орловым выехали для выбора на местности огневой позиции для 203-мм орудия и огневой позиции для батареи 122-мм гаубиц, а также наблюдательных пунктов.

    Выбрав ОП и НП, мы возвратились по своим местам, с задачей в ночь на 4-е апреля орудия вывести на ОП, замаскировать и быть готовыми с рассвета к ведению огня. Весь день 3-го апреля была слышна артиллерийская канонада во всех районах на подступах к городу и трудно было различить, где стреляют немцы, а где наши. С воздуха наша авиация наносила бомбовые удары по Кенигсбергу.

    К 7 часам утра я с нач. разведки капитаном Трофименко отправился на НП. Там уже были командир артполка Мамаев, командир д-на Аронов и командиры батарей Орлов и Лымар. Видимость была плохая, все покрыто туманом, только кое-где были видны верхушки деревьев, покрывавших форт. Только к 9 часам туман рассеялся и мы увидели огромнейший курган, покрытый редкими сосновыми деревьями. Командиры батарей доложили о готовности к стрельбе. Я приказал приступить к пристрелке, а потом к разрушению. Вначале произвели пристрелку орудиями 122-мм гаубиц фугасными снарядами, было несколько попаданий по форту, затем командир батареи Орлов произвел перерасчет на свой калибр и начал стрельбу. Уже третий снаряд попал по центру форта, затем методическим огнем – через минуту выстрел – продолжалась стрельба по форту. С НП было видно, как взлетают в воздух деревья, как зелень покрывается черной землей. В промежутках между паузами стрельбы 203-мм орудия вели огонь орудия 122-мм гаубиц, но эффект их стрельбы был незначительный. После стрельбы фугасными снарядами Орлов приступил к стрельбе бетонобойными. Наблюдаем сплошные попадания, а форт возвышается. Кое-где от бетонобойного снаряда взлетали куски бетона и кирпича.

    За весь день стрельбы на разрушение капитан Орлов израсходовал 120 снарядов, из них 50 бетонобойных, а форт остался неразрушенным. 240 снарядов было выпущено и орудиями 122-мм батарей капитана Лымара. Во второй половине дня на НП прибыли командир дивизии полковник Цветков и командующий артиллерии корпуса полковник Елкин, которые убедились в прочности форта № 4. Все мы задумались – как им будем овладевать?
     
  13. Не историк

    Не историк Oberschütze

    Сообщения:
    354
    Адрес:
    Россия
    Казалось бы мощь нашей поздневоенной артиллерии безгранична и снарядов навалом, всё на свете сметёт...Ан нет, приходилось штурмовым брагадам немцев выкуривать.
     
  14. к-н Краснеккер

    к-н Краснеккер Stabsgefreiter

    Сообщения:
    547
    Адрес:
    Украина, Киев
    Добавлю, хоть и без конкретных ссылок.
    Стыкуется информация, после взятия Кёнига, комиссия, как водится, исследовала укрепления.
    Вывод. Артиллерия била мастерски, но большинство попаданий не приводило к поражению (пробитию) фортов.
     
  15. Архивариус

    Архивариус Gefreiter

    Сообщения:
    511
    Адрес:
    Менск, Беларусь
    ПРОДОЛЖЕНИЕ...

    В 9.00 5-го апреля командир дивизии принял решение и отдал боевой приказ командирам полков и командирам отдельных подразделений для наступления. Полоса наступления дивизии 1,5 км. Стрелковые полки были малочисленными, с артиллеристами и минометчиками в полку набиралось состава 150-170 человек. Комдив решил наступать двумя полками в первом эшелоне, третий полк во втором эшелоне и он же резерв. Направление наступления, ближайшие и последующие задачи остались согласно приказу командира корпуса.
    Весь оставшийся день 5-го апреля велась тщательная подготовка к штурму. Отрабатывались вопросы взаимодействия, артиллеристы и минометчики вели пристрелку переднего края противника. Исходные рубежи для наступления подразделения дивизии заняли еще в ночь на 5-е апреля.
    В 12 часов мы получили план артиллерийской подготовки, утвержденный командующим 50 армии генералом Озеровым. Начало артподготовки для нашей армии в 10.00 6-го апреля, а наступающим войскам фронта с юга – начало артподготовки в 9.00. Продолжительность артподготовки 1 час 20 минут, расход боеприпасов – не менее одного боекомплекта.
    Политработники и командиры подразделений доводили до бойцов слова обращения Военного совета фронта и Политического управления. Практически все было готово к боевым действиям.
    Со стороны противника было относительно спокойно, изредка велась стрельба из орудий, минометов и пулеметов, ночью – осветительными ракетами. К концу дня в стрелковых полках были созданы штурмовые группы пехоты, усиленные орудиями 45 и 76 мм калибра из состава истребительно-противотанкового дивизиона майора Трошина.
    Завершив все подготовительные мероприятия к предстоящему бою, после ужина решили отдохнуть, но, как кому, а мне не удалось, ибо к 7 часам стрелковые подразделения занимают исходные позиции для атаки, а артиллеристы и минометчики наблюдательные пункты.
    6-е апреля, 7.00 – мы с комдивом на своем НП, заслушиваем доклады командиров полков о готовности, я даю указания командиру артполка до начала артподготовки произвести пристрелку по целям, обнаружившим себя за последнее время. С рассвета усилилась стрельба со стороны противника.
    С утра погода пасмурная, но видимость неплохая. В 9.00 слышим артиллерийские раскаты на юге Кенигсберга – это началась артподготовка. В воздухе над городом повисли штурмовики и бомбардировщики нашей авиации.
     
  16. Фотолюбитель

    Фотолюбитель Feldwebel

    Сообщения:
    582
    Адрес:
    г.Киев, Украина
    Об этом сказано и в книге "Под грохот сотен батарей". По отчетам комиссий, оматривавших немецкие долговременные сооружения, поражение внутренних помещений форта при обстреле 280 или 305 мм орудиями в большинстве случаев наступало тогда, когда снаряд попадал в воронку предыдущего. Отрывок из книги был и в журнале "Наука и жизнь", в котором была приведена схема одного форта с отметками попаданий снарядов и мест, где были пробиты перекрытия казематов.
    Типовой немецкий форт постройки 70-х годов 19 в. имел кирпичное перекрытие каземата толщиной в 1 м и толщину земляной обсыпки 3 м. После модернизации их в 80-х годах перекрытие было усилено прослойкой песка толщиной в 1 м и поверх нее бетонным тюфяком, также толщиной 1 м. При этом усиливались не все казематированные помещения форта, а наиболее важные.
     
  17. MebiuS777

    MebiuS777 Schütze

    Сообщения:
    225
    Адрес:
    Gumbinnen, Ostpreussen
    А фотография-схема, если я не ошибаюсь, пятого форта. Там всего по-моему 2-3 попадания, пробивших перекрытия.
    Саша, logo, у Овсянова в книше "В казематах Королевского форта" эта схема есть, помнишь?
     
  18. Архивариус

    Архивариус Gefreiter

    Сообщения:
    511
    Адрес:
    Менск, Беларусь
    ПРОДОЛЖЕНИЕ...

    И вот стрелки часов приближаются к 10, слышим залпы РС (реактивных минометов - катюш) – сигнал начала и нашей артподготовки. Артиллеристы обрушили мощный удар по укрепления Кенигсберга. Над вражескими позициями и городскими кварталами поднялись клубы дыма и пыли. Командир дивизии по телефону напоминал командирам полков, чтобы не медлили с атакой после переноса артогня в глубину.
    Закончилась артподготовка, стрелковые подразделения полков, не встретив сильного сопротивления гитлеровцев, ворвались в пригород Куммерау и продвигаются вперед – так доложил командир 349 полка полк. Белогуров.
    К 15 часам подразделения дивизии полностью овладели пригородом Куммерау, а к концу дня продвинулись глубину обороны более 2 км. Захватили 17 немецких солдат. Настроение у нас было приподнятое.
    С утра 7 апреля штурмовые группы полков завязали бои в городских кварталах и на окраинах, темпы наступления снизились. Основной упор возлагался на артиллеристов, которые прямой наводкой выкуривали из домов фашистов. Наступление продолжалось днем и ночью. 8-го апреля полк Рагозина овладел кожевенным заводом. На складах завода было много различной кожи, особенно подошвенной. Полк Белогурова во взаимодействии с подразделениями 216 дивизии штурмовали подступы к форту № 4 и сам форт, но овладеть фортом к исходу дня не сумели. Оказалось, что на поверхности форта были глубокие траншеи с ходами сообщения и орудийными дзотами. При артобстреле все солдаты укрывались в траншеях, а при появлении наших пехотинцев открывали по ним огонь. Было принято решение овладеть фортом ночью, но как? На этот вопрос ответил командир стрелковой роты 1-го батальона 349 полка капитан Григорьев своими действиями. Он попросил командира полка полк. Белогурова, чтобы с 20 до 23 часов артиллеристы прекратили обстрел форта. К этому времени он подготовил группу наблюдателей и группы захвата, разработал сигналы связи. Где-то около 21 часа наблюдатели доложили, что солдаты с верха форта спустились вниз и зашли в форт, снаружи остались часовые у моста через ров. Командир роты решил, что гарнизон форта приступил к ужину и не ошибся. Группы захвата сняли часовых и по мосту через ров ворвались в каземат форта. Фашистскому гарнизону пришлось поднять руки и капитулировать. 56 гитлеровцев были пленены.
    В 22 часа на нашем КП раздался телефонный звонок, комдив берет трубку:
    – Слушаю.
    – Тов. полковник – докладывает Белогуров – полк занял форт.
    – Когда?
    – Полчаса назад.
    – А где вы находитесь?
    – Да вот, в каземате форта.
    – Это серьезно?!
    – А что я – врать буду?
    Этот доклад мы с радостью восприняли, поблагодарили Белогурова, комдив приказал объявить благодарность всему личному составу, принимавшему участие во взятии форта. Тут же было доложено командиру корпуса генералу Иванову И.И.
    Со взятием форта задача дивизии облегчилась, оставалось овладеть еще несколькими кварталами, чтобы подойти к крематорию. С утра 9-го апреля сопротивление фашистов значительно ослабло, наши подразделения ускорили наступление. Соседи справа и слева тоже далеко продвинулись вперед.
    Было тепло и солнечно, в воздухе появились наши штурмовики, но действовали осторожно, ибо кольцо наступающих сжималось к центру города. Для выполнения последующей задачи комдив ввел в бой свой резерв – 76 стрелковый полк Егорова. Мы сменили свой командный пункт и тоже продвинулись вперед. К 12 часам стрельба в городе стала затихать. Вскоре нас встретил нач. штаба дивизии полк. Орлов и доложил, что новый КП подобран, связь с полками восстановлена, что полковник Рагозин встретил подразделения, которые наступали с юга из состава 11-й армии.
     
  19. Politruk

    Politruk Oberfeldwebel

    Сообщения:
    970
    Адрес:
    Беларусь, г.Минск
    Может повторюсь, но часть фоток в теме похерилась.
    Вот парочка фото. Очевидно после окончания штурма.
     

    Изображения:

    A street in Koenigsberg in 1945.JPG
    The streets of Koenigsburg in 1945.jpg
  20. logo

    logo Gefreiter

    Сообщения:
    724
    Адрес:
    не дом и не улица...
    Отличные фото, хороший рассказ - большое спасибо камерады....
    То:Мебиус, да есть такая схема и не только у Овсянова, говорят фотоальбом существует со схемами, но возможно это легенды....
     
  21. Архивариус

    Архивариус Gefreiter

    Сообщения:
    511
    Адрес:
    Менск, Беларусь
    Рассказ еще не окончен, ждите продолжения...
     
  22. Frey fox

    Frey fox Stabsgefreiter

    Сообщения:
    500
    Адрес:
    Россия, самый край
    http://www.victory.mil.ru/lib/books/memo/lopatin_ss/index.html

    Лопатин С.С.
    Живая память

    ...Перед нашей дивизией оказались три форта — 10-й, 11-й и 12-й. Два последних — перед отрядом полковника Белого, состоявшим из полка кавалеристов и армейских курсов младших лейтенантов. Сводный отряд включен на усиление дивизии...

    ...Дивизиону отвели фронт от форта № 11 до Вайценхоф, поработать на таком участке есть над чем, и капитан Каченко с разных точек изучает его...

    ...Никогда дивизия не готовила прорыв на фронте шириной в 10 километров. Мы попадаем на вспомогательное направление, главные усилия по прорыву будут сделаны в другом месте — нельзя делать главный удар растопыренной пятерней. Впрочем, дело это не портновское, он отвечает за связь, и не ему судить, как и почему такой порядок задуман.
    С НП видна роща серых обнаженных деревьев, ничем вроде бы не примечательная, похожая на другие. Она мешает наблюдению вглубь, но именно она является важным объектом наблюдения — под ней находится форт, смотрящий в нашу сторону черным пунктиром амбразур. Этот форт предстоит взять во время штурма.

    1 апреля начался дождь, сменившийся изморосью при низкой облачности и туманами. Тяжелые орудия нашей артиллерии начали бить по позициям врага, пытаясь снять с них маску, разбросать насаждения и землю, оголить бетон фортов и дотов, но погодные условия свели ее усилия на нет, и огонь прекратился. Погода была плохой на второй, третий, четвертый и пятый дни апреля. Авиация не могла подняться в воздух и помочь тяжелой артиллерии.

    Со второго дня артиллерия возобновила огонь, не рассчитывая на помощь бомбардировщиков. К тяжелым ударам привыкли как к неизбежному звуковому фону и к грозным разрывам на позициях врага, сотрясавшим почву и на нашей стороне. За четырехдневный период разрушения артиллеристы торопились выпустить расчетное число снарядов, [234] нанести максимальный вред укреплениям. Они спешили, так как паузы между выстрелами тяжелого орудия по техническим условиям составляли 8-10 минут.

    Период разрушения, начатый задолго до артподготовки, был новым и необычным. Раньше он включался в артподготовку между огневыми налетами и продолжался десятки минут, иногда час-полтора, в зависимости от прочности обороны. Здесь же разрушение длилось четыре дня.

    Первоначальная готовность к утру 5 апреля была перенесена из-за плохой погоды на 6 апреля. К исходу 5-го погода улучшилась. Штаб дивизиона с вечера перешел на новое место.

    Мы разместились в небольшом одноэтажном домике неподалеку от переднего края, за которым виднелась роща с фортом.

    С левой стороны домика, рядом, еще до нашего появления встала на прямую наводку 305-миллиметровая гаубица-пушка с проложенной к ней узкоколейкой. Мы видели систему внутреннего освещения приборов, тележку с тяжелой чушкой снаряда, катящуюся по рельсам, как вагонетка в шахте, зарядные мешки с порохом и работу расчета. Соседство огромного орудия неприятно, оно грозило неведомыми нам опасностями, но более подходящего места штаб не нашел. Место было временным — на первый день боя. На случай обстрела рядом с домиком мы отрыли щель для укрытия.

    * * *

    Утро 6 апреля началось хмуро. Как только проявились окружающие предметы и стал виден форт, гаубица сделала первый выстрел.
    Я не сразу понял, что произошло. Упругие газы, пославшие снаряд вперед, увлекли за собой слои [235] воздуха, на мгновение разредив прилегающее пространство, — такой перепад давления не был предусмотрен строителями и не предугадан нами. Закрытые окна и двери домика были высосаны влево, в одну сторону, в сторону гаубицы. Они упали наземь и рассыпались — с рамами и дверными косяками. В ушах зазвенело от грохота и треска стекол, поднялась пыль. Ударная волна подвергла серьезному испытанию барабанные перепонки.
    До второго выстрела столь чудовищной силы оставалось несколько минут, мы прибрали имущество, боясь очередных последствий.
    Артподготовка началась в 9 часов и продолжалась до 12-ти.
    Главный удар армии наносился левее в районе форта № 9. В 10 часов возник грозный гул орудий на севере, по другую сторону города, — это заговорила артиллерия 43-й армии и ее соседей. Сплошной гул с их стороны продолжался до 12-ти.
    Штурм первой позиции, начавшийся по всему фронту в 12 часов, был успешнее слева. А передовые подразделения нашей дивизии встречены сильным артиллерийским и пулеметным огнем из траншей и фортов.
    Мешал крупнокалиберный пулемет — цель седьмой батареи. Мешали огневые точки у форта — цели восьмой и девятой батарей. Огневой вал прекратили. Начало штурма в нашей полосе нельзя было назвать удачным...


    ...Что такое форт?
    Это подземное сооружение из кирпича и бетона предназначено для долговременной обороны и способно защитить участок местности в нескольких направлениях одновременно. В плане он является сложным многогранником. Перед фортом — семиметровой глубины противотанковый ров, прикрывающий его со всех сторон, недоступный также и пехоте, если она без лестниц и плавсредств. Стены рва покаты и выложены кирпичом, ров метра на три заполнен водой. Боковые стороны форта плавно закругляются и переходят в его тыльную часть, где по центру устроены ворота для общения с внешним миром. Вся крепость огорожена минными полями и проволочными заграждениями, а там, где кончается ров, — надолбами. Форт напоминает замок, глубоко врытый в землю, а потому невидимый с окружной шоссейной дороги, проходящей позади, он присыпан слоем грунта, на котором растут деревья, посаженные 40-50 лет назад. Возвышаясь как случайный холмик, эта крепость не внушает путнику никаких опасений и может оставаться незамеченной.
    Внутри форта есть камеры для боя, они разделены между собой толстыми перегородками, но сообщаются через коридор сзади. Амбразуры для боя посажены низко, из них просматриваются только ближние участки, дальше местность перекрывается искусственными валами и неровностями, ограничивая обзор. Это — отрицательная сторона фортов. Коридоры и лестницы внутри соединяют жилые отсеки-казармы, склады оружия, боеприпасов, продовольствия и кухню, другие службы, в том числе медицинскую, размещенные на трех подземных этажах.
    На боковых сторонах есть площадка для орудий противотанкового и противоавиационного назначения. Орудия запрятаны в капониры и поднимаются по мере надобности. Там же предусмотрены пулеметные площадки. Форт может вести борьбу с наземными силами и противостоять атакам самолетов с воздуха. Он способен жить и бороться автономно в течение нескольких месяцев, располагая гарнизоном в 250-300 человек, представляя собой серьезную силу для любого противника.
    Наша артиллерия четвертый день обстреливает форт из тяжелых орудий.
    Сперва это мало тревожило немцев: снаряды могут попортить деревья, разгрести и выщербить грунт у дорожек, присыпанных песком, и у скамеек, на которых хорошо посидеть в ясную весеннюю погоду. Подземные укрепления не боятся артиллерийского обстрела, только опасны попадания в амбразуры на лобовых стенах — там стоят у пулеметных установок по одному, только по одному дежурному солдату — немного. Попасть в амбразуру чрезвычайно трудно. На худой конец, снаряд может влететь в пулеметное окно — тогда погибнет только постовой, потеря невелика, она почти незаметна для большого гарнизона — боеспособность его сохранится на сто процентов без какой-то малой доли.
    Но снаряды тяжелы, это слышно по звуку разрывов, их можно приравнять к малой авиационной бомбе на 50-100 килограммов, и опасны. Они опасны еще и потому, что методично и настойчиво чередуют короткие паузы с выстрелами уже четвертые сутки. И чем дальше, тем больше опасение и тревога. Разрывы через слой земли и кирпича доходят до людей тяжелым гулом с угнетающим постоянством, почва и стены содрогаются от каждого нового удара. Полутора- и двухметровая толща над головами кажется тонкой и ненадежной.
    Дьявольские разрывы все глубже проникают под землю, смещают ее тяжелые массы, рыхлят и уплотняют их, дробят корни деревьев, рвут металлические жгуты кабелей, трубы водопровода, керамику канализации. Не хватает кислорода, воздух становится дурманным, трудно дышать.
    Люди осунулись, побледнели, выражение лиц стало бессмысленным, покраснели белки глаз, а в расширенных зрачках страх, безнадежность, ожидание скорой гибели.
    Время от времени раздается немыслимый грохот, потолок обрушивается, все заволакивает пылью и дымом...
    По свидетельству военнопленных немцев, некоторые солдаты из гарнизона фортов во время обстрела сходили с ума.
    Третий дивизион в течение дня поддерживал курсантов. Ни один из трех фортов взят не был.
    Слева удаляющийся бой гудел все глуше, оставляя нас с противником, сидящим на прежних местах. Почти 8-километровый участок от реки Альтер Прегель до перекрестка окружной и шоссейной дорог Людвигсвальде — Шенфлис атаковался безуспешно. Кавалерийский полк справа, поддерживаемый дивизионом Ширгазина, тоже оставался в своих окопах.
    Вечером третий дивизион переподчинили стрелковому полку Яблокова, а первый и второй дивизионы — 248-му гвардейскому стрелковому полку, ушедшему вперед на левом фланге дивизии. 250-й гвардейский стрелковый полк следовал вдоль дороги Альтенберг — Авайден в готовности к развитию успеха.
    252-й гвардейский стрелковый полк, находясь перед фортом № 10, вторым батальоном втянулся в пробитую слева брешь, используя налет наконец-то начавшей действовать авиации. Огневые точки немцев в это время молчали, их расчеты осели в землю, спасаясь от бомб. Но авиация действовала недолго, и враг ожил. Первый батальон, захватив вражескую траншею, имитировал приготовления для атаки форта в лоб — якобы нечаянно показывал доски и лестницы для форсирования рва, усилил огонь по амбразурам. Пострадавший от огня артиллерии и бомбового удара, форт сопротивлялся. Продолжая имитацию приготовлений лобовой атаки, капитан Федоров, командир батальона-1, главные силы батальона под покровом ночной темноты увел в тыл форта, намереваясь осуществить хитрую задумку. Изготовившийся к отражению натиска с фронта, враг был атакован со стороны входных ворот с тыла.
    Темнота прикрывала маневр, но двигаться приходилось на ощупь по ограниченной колее, чтобы не нарваться на мины. Передовые подразделения ушли вперед, захватили Авайден, Шенфлис, бой шел в деревне Шпайхерсдорф — артиллеристам оставаться на старых ОП не имело смысла.
    Старший лейтенант Жигарев вел свою батарею сам. На рубеже перекрестка дорог остановился. К нему подошел офицер из стрелковой роты.

    — Слушай, ты куда?

    — Вперед, а точнее — в хозяйство Яблокова.

    — А мы кто? Считай, что приехал. Помоги своими гаубицами. Здесь действует первый батальон.
    Жигарев прошел к командиру батальона Федорову, а потом отправил на некоторое удаление тягачи и нацелил орудия на неровные пеньки рощи, освещаемые редкими ракетами из форта. [240]
    Ночь ушла на подготовку. Часа в четыре утра батарея открыла огонь по боковой панели форта. По воротам били другие орудия, стоявшие там почти вплотную, пехота подтаскивала мостики и лестницы, сколоченные из досок.
    Капитан Федоров поднял своих гвардейцев и атаковал гарнизон крепости силами в 35 человек!
    Что происходило в крепости, Жигарев не видел. Он оставался у орудий в готовности к причудам этой ночи, подстраховывая извне штурмующую пехоту, оберегая единственный наружу выход. Трескотня и трассы, взрывы гранат внутри форта, как внутри берлоги загнанного вглубь зверя, не имеющего другого выхода, становились глуше и реже и через час затихли. Хитрость капитана Федорова удалась — атака со стороны входных ворот не ожидалась. Враг был обманут.
    В пять утра 7 апреля потянулась оттуда колонна сдавшихся фашистских вояк под конвоем нашего автоматчика. Она насчитывала более ста человек и уходила в наш тыл — форт был взят. Эта важная твердыня перестала сопротивляться.
    Взяв форт, прикрывавший железную дорогу справа, пехотинцы оседлали ее вплоть до развилки у Розенау.
    Начальник штаба дивизиона следил за развитием событий, наносил на карту положение подразделений, отдавал распоряжения — надеяться было не на кого. Штурмовые группы не стояли на месте, а вместе с ними — артиллерийские подразделения дивизиона.
    Днем 7 апреля с восьмой батареей капитана Соловьева, прикрывавшей действия пехоты с фронта, я вышел на дорогу, стрелой уходящую из Шенфлис на Розенау.
    Аккуратные домики справа и слева не назовешь [241] деревенскими. Это был пригород большого населенного пункта с садами и огородами, почти дачное место, но заселенное свободно, на больших участках, приспособленных для постоянного пребывания. Наша артиллерия не тронула этого поселка, дома оставались целыми, а дорога открывала вид на город, на плотные строения старого Кенигсберга...

    ...Немецкая авиация не появлялась. В небе над городом непрерывно в течение часа кружили наши истребители, прикрывая работу ночных машин. Почти четыре тысячи бомб, сброшенных на укрепления [242] и форты внутри города, возымели свое действие. Враг ослабил сопротивление, а наши войска пошли вперед, используя замешательство в его стане. Бои завязались в Розенау — на юго-восточной окраине Кенигсберга. Предстояло взять внутренний обвод, прикрывающий центр города средневековыми укреплениями.
    К исходу дня 7 апреля полк Яблокова вышел на южный берег Альтер Прегель и тем самым отрезал от Кенигсберга группу немецких войск в районе отдельных домов, находящихся к северу от Зелигенфельда. Два других полка отбили у противника Шпайхерсдорф и южную часть Розенау и вели бой в кварталах этого пригорода и за Спорт-Парк. С наступлением темноты группа полковника Белого овладела фортами № 11 и 12, а также Зелигенфельдом полностью. К исходу дня она вышла на рубеж: господский дом Иерузалем, северная окраина Шенфлис. Долговременная оборона противника внешнего обвода была прорвана на всю глубину 7 апреля. Пали казавшиеся неприступными три форта и 10 дотов и дзотов. Группировка противника на юго-востоке города расчленена на отдельные группы и в основном разгромлена.
    Слева частями армии взяты Понарт и Праппельн — окраины Кенигсберга, его «микрорайоны». От старых границ города их отделяли заболоченные зоны — менее одного километра в глубину, — редко заставленные железнодорожными строениями.
    В дверных и оконных проемах каменных зданий, заложенных кирпичом, оставались лишь бойницы, из темноты которых могло появиться дробное мерцание пулеметного огня. Возвышения на перекрестках [243] улиц оказывались дотами. На поворотах улиц мог стоять танк или самоходное орудие, замаскированное киосками, газетными витринами, досками объявлений. Каждое окно обыкновенного жилья грозило превратиться в огневую точку.
    Действия в городе с многоэтажными постройками отличались от боя в полевых условиях. Бой возникал здесь за каждую квартиру и каждый этаж, за каждый дом и каждый квартал. Успех измерялся не расстояниями в метрах, а числом захваченных домов и кварталов, очищенных от врага объектов. В стенах появились пробоины, необычные пути входа и выхода. Мелкие штурмовые группы обходили препятствия, просачивались по задворкам, врывались к засевшим в домах гитлеровцам, сметали перед собой заслоны, уничтожали всех, кто сопротивлялся, и брали в плен, кто поднимал руки.
    Сержант Аркадьев наблюдал за работой своего орудия. Он обязан корректировать огонь при грубом отклонении, но сейчас лучше не мешать; снаряды ложились рядом с целью — не по цели.
    Кому-то может показаться, что цель накрыта, но это не так: она заволакивается дымом и кирпичной пылью, а в стене выковыривает рытвины, вокруг узкого вертикального отверстия, из которого бьет станкач.

    — Спокойнее, Старцев, — говорит Аркадьев наводчику.

    Вот пятый выстрел, а попадания нет — да и попробуй попасть на триста метров в какие-то сорок сантиметров щели или в свою же воронку! Без этого стену не пробить. Стена крепости толстая, хорошей старинной кладки, одним снарядом гаубица не может проломить ее — нужно два-три попадания в одно место.
    Наводчик нервничает: их батарея не часто выходит на прямую наводку, а в городе приходится стрелять первый раз. Но пулемет едва ли оживет сейчас, не осмелится строчить навстречу 122-миллиметровой гаубице.
    Нервничать причины есть. В городе огонь ожидай отовсюду: сверху, с боков, с тыла, хотя развалины прикрывают. А тут этот нелепый случай. Трудно поверить, но это так, против факта никуда не попрешь: сегодня погиб их комбат.
    Старший лейтенант Жигарев учил бойцов осторожности и осмотрительности, чтобы меньше терять людей, а вот пошел в атаку на пулеметную амбразуру вопреки здравому смыслу и своим же доводам.
    Под утро комбат встретился с Рейхманом, начальником разведки 1-го дивизиона, тоже старшим лейтенантом. Они вместе выбирали позиции перед внутренним оборонительным обводом. Офицеры указали места своим управленцам — откуда наблюдать, где поставить телефоны и рации, и места для орудий, и тоже изучали участок предстоящего боя. Что они говорили потом, когда вместе завтракали, неизвестно. Рейхман любил делать подначку, испытывал характер и сообразительность собеседника — это было в его правилах. А Жигарев по натуре заводной и горячий, не терпел пустых слов. Они могли поспорить между собой после того, как позавтракали. Гаубица сильна, конечно, но не точна — попробуй угодить в какой-то пулемет, запрятанный в средневековые стены! Проще метнуть в него ручную гранату — по крайней мере дешевле.
    Разойдясь в разные стороны и прикрываясь от огня развалинами кирпича и подбитой техники, с разных сторон они приближались к амбразуре. И подошли довольно близко. За ними наблюдали разведчики. Оставалось 30-40 метров чистой площади, выложенной булыжником, которые нужно преодолеть. Если пробежать их рывком, то попадаешь в мертвое пространство, огонь пулемета там не страшен. А из этого пространства ничего не стоит забросить в открытую щель амбразуры гранату, ту же «лимонку», чтобы с огневой точкой покончить.
    Пулемет тогда молчал. Он и раньше вел огонь временами, по какой-то там своей системе.
    Рейхман и Жигарев поднялись разом, чтобы пробежать 30 метров через булыжную мостовую к крепости.
    Рейхмана пулемет уложил на первых шагах бега — пули отскакивали рядом от булыжника, когда он уже лежал, а Жигарев успел добежать до стены и вдоль нее из-за поворота подкрадывался к пулемету. Комбат держал в одной руке гранату, а в другой автомат. Он приготовился бросить гранату в щель пулеметной амбразуры, но был сражен огнем сбоку, о котором никто не подозревал.
    Немцы хорошо организовали систему огня, прикрывая одну огневую точку другой и до времени не проявляя полной активности. Разве горячий и нетерпеливый Жигарев мог знать об этой второй огневой точке, прервавшей его отчаянный рывок? А вот нет: видя примеры храбрости в подразделениях пехоты, артиллеристы тоже решили пойти на риск. Никто не посылал их и не обязывал. Видимо, они были уверены в успехе задуманного, однако перехитрить немцев им не удалось.
    Химики, чтобы скрыть перегруппировку пехоты, зажгли дымовые шашки. Завеса дыма заволокла крепость и все, что перед ней находилось, перебежками пехота перераспределила силы. Потом дым рассеялся и никого не стало видно. Тела артиллеристов, павших перед амбразурой, тоже исчезли.
    Аркадьев не знал, что за ними сходили свои же разведчики, нашли их и унесли в сторону. Теперь через вновь поднявшуюся завесу копоти, красноватой пыли и дыма Аркадьев не сразу понял, что пехота пошла не по пути Рейхмана и Жигарева, а стала растекаться по сторонам, хотя работа Старцева, его наводчика, была успешной — огонь из амбразуры не велся. Пехота нашла какую-то лазейку. Потеря Жигарева ставила вопрос о новом командире батареи-9. Я доложил об этом командиру полка и распорядился занять место комбата капитану Бровинскому. Связи с Каченко, оставшимся где-то сзади, не было.
    События развивались медленно, но успешно.
    На левом фланге армии в ночь на 8 апреля полки генерала Пронина высадились на северный берег реки Прегель и закрепились там, нанося удар по западным окраинам Кенигсберга. К 14 часам 30 минутам 8 апреля в районе Амалиенау они соединились с частями 43-й армии, наступавшей с севера. Всесторонняя блокада города стала фактом — был перерезан последний путь, соединявший гарнизон Кенигсберга с земландской группой немецких войск. Контратаки немцев с внешней стороны ни к чему не привели, они гасились действиями нашей авиации. Известие о полной блокаде подняло дух и настроение солдат.
    В течение 8 апреля части 83-й гвардейской стрелковой дивизии полностью уничтожили окруженную группировку в районе Зелигенфельда и сопротивлявшуюся группу на окраине Розенау.
    Сводный отряд полковника Белого по приказу командира корпуса вышел из состава дивизии. Наш левофланговый полк очистил от противника три квартала и к исходу дня закрепился на рубеже: пристань — безымянное озеро. Два других полка, преодолев противотанковый ров с водой восточнее Зюд-Парк, подошли к внутреннему обводу укреплений, но встретили огневой отпор из форта и амбразур каменной стены и остановились. Один из них в ночь на 9 апреля, совершив обходной маневр через восточный форт в Зюд-Парк, к этому времени взятый соседями, овладел кварталом 344 и, атакуя с северо-запада, штурмом овладел фортом. Развивая наступление вдоль южного берега реки Альтер Прегель, полк овладел еще шестью кварталами. С утра 9 апреля он на подручных средствах форсировал Альтер Прегель и, ломая сопротивление, штурмом взял форт южнее квартала 318.
    На остров между Альтер и Нойер Прегель к этому полку подошел полк Яблокова, совместными усилиями они очистили от противника весь остров к 18 часам. Одновременно на подручных средствах форсировали Нойер Прегель и сосредоточились на ее северном берегу, взяв еще три квартала.

    Документальная запись тех дней, сделанная в 252-м гвардейском стрелковом полку:
    «После форсирования реки Прегель 3-й батальон продвигался вперед, ведя уличные бои. В одном из трехэтажных зданий в подвале был установлен станковый пулемет противника, откуда велся огонь. В лоб уничтожить его невозможно. Командир 7-й стрелковой роты разбил роту на три группы. Одна группа с ручным пулеметом обошла дом слева, через пролом в кирпичной стене, ворвалась в Него с черного хода и гранатами уничтожила расчет станкового пулемета. Вторая группа обошла дом справа и уничтожила автоматчиков, находившихся в доме. Эти группы дали возможность ворваться в дом с фронта и очистить его от немцев. Взято в плен 15 солдат противника. Рота потерь не имела».
    Главным узлом сопротивления 9 апреля оставался Королевский замок, северный вокзал и отдельные кварталы в центре города. Возвышалась колокольня кирхи, иглой уходившая в небо, — стройная, готически величавая, с пробитой неровной брешью у основания конусообразной крыши. Кирпич не выдерживал натиска техники, его разрушающей неукротимой мощи. Оболочки из камня, кирпича, асфальта крошились, разлетались в стороны от ударов металла и заложенной в него взрывчатки, открывали новые проходы в стенах, делая непроходимыми старые проезды. Строения рушились, оседая на землю, превращая привычный силуэт в незнакомые нагромождения, изменяя облик и устоявшийся в сознании пейзаж.
    Атака и бой внутри Королевского замка продолжались более трех часов. К 19 часам 9 апреля с ним было покончено, атаковавшие части 1-й Московской дивизии полностью овладели замком.
     
  23. Frey fox

    Frey fox Stabsgefreiter

    Сообщения:
    500
    Адрес:
    Россия, самый край
    http://militera.lib.ru/h/popov_se/index.html

    Попов Степан Ефимович
    На огневых рубежах. Боевой путь 3-й гвардейской артиллерийской Витебской, Хинганской Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова дивизии прорыва резерва Верховного Главнокомандования


    ...29 марта, повернув от берегов залива Фриш-Гаф на северо-запад, пехотинцы, танкисты и артиллеристы по десяткам дорог устремились к Кенигсбергу. Двигались в основном ночью.
    Асфальтовые дороги были местами разбиты, поэтому кое-где образовались пробки. По решению штаба дивизии от бригад были высланы разведывательные группы, которые проверяли состояние дорог по заданному маршруту, попутно устраняя мелкие неисправности. На последней дневке дополнительно были выделены еще и командирские разъезды во главе с командирами бригад. Выдвинувшись в район, предназначенный для дивизии, эти разъезды провели рекогносцировку боевых порядков.
    Прикрытие бригад с воздуха на марше осуществлялось в общей системе противовоздушной обороны фронта. Для борьбы с низко летящими вражескими самолетами в дивизии использовались ручные пулеметы и противотанковые ружья.
    Управление бригадами, а в бригадах — полками и дивизионами проводилось штабом дивизии и штабами бригад. Штабы обычно перемещались в передовых колоннах частей. Для систематического контроля штаб дивизии выставлял по маршруту контрольные посты и получал от них информацию о продвижении бригад. Приказания и распоряжения на марше отдавались командиром лично или через офицеров связи, высылавшихся по маршруту на мотоциклах. Пользоваться радиостанциями категорически запрещалось. Такая организация управления артиллерийской дивизией на марше вполне себя оправдала и применялась штабом постоянно.
    Тылы бригад и дивизии были усилены автомашинами за счет строевых подразделений. Погрузив запасы продовольствия, горючего и снаряды, они двигались вслед за частями. Несмотря на трудности марша, дивизия в срок прибыла в назначенный район боевых действий и поступила в оперативное подчинение командующего войсками 43-й армии генерал-лейтенанта А. П. Белобородова.
    1 апреля утром командир дивизии получил от командующего задачу подготовиться к предстоящей наступательной операции. Не теряя времени, надо было выбирать наблюдательные пункты, огневые позиции для бригад и увязывать их взаимодействие со стрелковыми частями.
    В целях скрытного сосредоточения войск, прибывающих на штурм Кенигсберга, был установлен строгий порядок движения. На дорогах, ведущих в район огневых позиций и наблюдательных пунктов, выставлялись посты комендантской службы, следившие за соблюдением порядка. Инженерные работы по оборудованию огневых позиций проводились только ночью. Перед фронтом 43-й армии в первой линии оборонялись 548-я пехотная немецкая дивизия, 2-й крепостной, 114-й пехотный полки, 75-й охранный полк и другие подразделения, усиленные 1548-м полевым, 81-м зенитными артиллерийскими полками и 856-м артиллерийским дивизионом. На участке прорыва шириною 5 километров противник имел более 300 орудий и минометов.
    Оборона северо-западной части Кенигсберга опиралась на долговременные инженерные сооружения и форты, взаимодействовавшие с укреплениями полевого типа, узлами сопротивления и опорными пунктами. В пригородах все улицы и дома были приспособлены к круговой обороне, отрыты траншеи, в зданиях установлены тяжелые пулеметы и легкие орудия, на улицах выстроены баррикады.
    В полосе наступления армии находились три мощных форта со звучными названиями: «Королева Луиза», «Линдорф» и «Король Фридрих Вильгельм». Огневую систему фортов усиливали доты, дзоты и блиндажи с деревоземляными покрытиями.
    Каждый из фортов представлял вытянутый по фронту пятиугольник, обнесенный земляным валом высотой до 7 метров и окруженный рвом, наполненным водой (глубиной до 5 метров и шириной 25–30 метров). Боевое покрытие фортов в 3–4 метра толщиной было кирпичным с земляной подушкой в 3–5 метров. Впереди четыре линии сплошных траншей полного профиля. Перед первой линией заграждения рогатки и спираль Бруно. Все подступы заминированы, а между самими фортами глубокий противотанковый ров.
    Таков был внешний Кенигсбергский оборонительный обвод, который нашим войскам предстояло взять.
    Внутренний оборонительный обвод также являлся не менее серьезным препятствием. Возле кирпичных зданий в городе были отрыты траншеи с пулеметными площадками, которые соединялись с домами ходами сообщения, причем каждое из таких зданий само по себе являлось мощным узлом сопротивления. Подвальные окна и окна первых этажей закладывались кирпичами и камнями, в кирпичной же кладке зияли амбразуры для ведения огня. На улицах, особенно на окраинах, имелись еще электроминные поля. Все городские улицы были перекрыты заборами из кирпичей, камней, мешками с песком, рельсами, а в наиболее широких местах — деревоземляными стенами толщиной 2–3 и высотой до 2 метров. В стенах были созданы зигзагообразные проходы, перед которыми устанавливались противотанковые орудия...


    ...Перед 43-й армией в составе 13, 54 и 90-го стрелковых [160] корпусов, усиленных 3-й гвардейской артиллерийской дивизией прорыва РВГК, ставилась задача: прорвать долговременную, глубоко эшелонированную оборону внешнего Кенигсбергского обвода и ударом с северо-запада овладеть частью города, выйти к реке Прегель и во взаимодействии с войсками 11-й гвардейской армии, наступавшей с юго-востока, замкнуть кольцо окружения гарнизона. С прорывом внешнего обвода обороны в действие вступали штурмовые группы, в которые включались артиллерийские батареи с хорошо подготовленным личным составом.
    Операция по прорыву Кенигсбергского укрепленного района, насыщенного большим количеством долговременных оборонительных укреплений, может быть по праву названа артиллерийской операцией. Ее успех всецело зависел от качественного состава артиллерии и точности ведения огня. Поэтому командующий армией генерал-лейтенант А. П. Белобородов при распределении артиллерии особое внимание уделил составу полковых артиллерийских групп, усилил их (кроме дивизионной и корпусной артиллерии) еще и артиллерией резерва Верховного Главнокомандования.
    Большинство частей дивизии выполняли задачу непосредственной поддержки пехоты 54, 13 и 90-го стрелковых корпусов. 8-я гвардейская гаубичная артиллерийская бригада полностью входила в корпусные артиллерийские группы контрминометной борьбы; 107-я гаубичная артиллерийская бригада большой мощности подивизионно включалась в группы разрушения
    2 апреля артиллерийские бригады дивизии сосредоточились и заняли огневые позиции в районе Фуксберг, господские дворы Тренк, Зидлунг и Замиттен. Командиры приступили к изучению огневой системы и инженерных укреплений противника, причем каждая бригада разведывала и изучала только свои цели. 99-я тяжелая гаубичная и
    107-я большой мощности артиллерийские бригады основное внимание обращали на разведку долговременных и деревоземляных сооружений.
    8-я и 22-я гвардейские артиллерийские бригады вели разведку батарей
    и пунктов управления противника; 7-я гвардейская артиллерийская и
    43-я минометная бригады брали на учет отдельные огневые точки,
    узлы сопротивления, пункты управления и противотанковые орудия, расположенные как на переднем крае, так и в ближайшей глубине обороны.
    Особенно трудно оказалось с разведкой долговременных инженерных сооружений, расположенных среди городских построек и тщательно скрытых. Разведка осложнялась тем, что немцы разместили здесь еще и множество ложных оборонительных сооружений. Поэтому командир дивизии отводил специальное время для проведения огневой разведки. С целью установления наличия бетона или брони выделялись лучшие стрелки-артиллеристы 99-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады, в том числе капитан В. В. Карпенко, лейтенанты А. В. Зыктин и Ю. Н. Уразаев. Разведка огнем проводилась под руководством полковника С. И. Долгова. Бригада вскрыла 18 целей, среди которых были блиндажи с бронепокрытием, бетонированные убежища, доты и укрепленные наблюдательные пункты. Командиры батарей 107-й артиллерийской бригады большой мощности капитаны Г. Г. Степаненко, И. М. Дыскин, П. Д. Крысин, М. А. Навозов и А. С. Морозов, присутствовавшие при вскрытии долговременных сооружений, тут же разрушали их, причем разрушение велось на полной топографической основе, методом сопряженного наблюдения.
    В соответствии с планом артиллерийского наступления 43-й армии перед гвардейцами 3-й дивизии была поставлена задача: разрушить долговременные оборонительные сооружения и каменные здания, находившиеся на переднем крае ближайшей глубины обороны противника, и подавлять его артиллерийские батареи, сопровождая при этом наступление своей пехоты и танков до полного разгрома кенигсбергской группировки врага.
    Предварительные разрушения оборонительных сооружений проводились со 2 по 4 апреля. Для выполнения этой задачи привлекались 22-я гвардейская тяжелая пушечная, 99-я тяжелая гаубичная артиллерийские бригады и 107-я артиллерийская бригада большой мощности...

    ..6 апреля в 4 часа утра передовые батальоны 43-й армии приступили к разведке противника боем. После короткой, но упорной борьбы немцы оставили первую траншею и перешли во вторую. Командиры стрелковых корпусов перенесли исходный рубеж атаки на 500–600 метров вперед. Артиллеристы срочно провели дополнительное планирование огня.
    В 9 часов по московскому времени тысячи орудий и минометов разных калибров обрушили лавину огня и металла на всю глубину внешнего и внутреннего оборонительных обводов Кенигсберга. Орудия средних калибров подавляли артиллерийские и минометные батареи, минометы и легкие орудия уничтожали вражескую живую силу, огневые точки на переднем крае и в ближайшей глубине обороны. Три часа не смолкала артиллерийская канонада.
    Вслед за огневым валом в атаку пошли передовые батальоны стрелковых корпусов. Ворвавшись в расположение противника, они блокировали форты Шарлоттенбург и Линдорф.
    Враг успел перевести часть своих батарей на новые позиции и оказал ожесточенное огневое сопротивление. Сильному обстрелу был подвергнут район Фухсберг, где на чердаке двухэтажного дома размещался наблюдательный пункт командира 3-й гвардейской артиллерийской дивизии. В это время здесь находились и наблюдали за боем Маршал Советского Союза А. М. Василевский, Главный маршал авиации А. А. Новиков, генерал армии И. X. Баграмян, командующий 43-й армией генерал-лейтенант А. П. Белобородов, генерал-полковники артиллерии М. М. Барсуков и Н. М. Хлебников...

    ...К вечеру первого дня штурма войска 43-й армии, сломив сопротивление противника на первом оборонительном рубеже, овладели сильными укреплениями в районе пруда Филиппе, заняли десять пригородных поселков, форсировали канал и вплотную подошли к пригородам Кенигсберга.
    После прорыва вражеской обороны в дело вводились штурмовые подразделения. Каждый стрелковый полк дивизии первого эшелона готовил один штурмовой отряд, в который включались стрелковый батальон, саперная рота, до двух артиллерийских батарей. В стрелковом батальоне создавалась одна штурмовая группа в составе стрелковой роты, саперного взвода, отделения ранцевых огнеметов, двух противотанковых орудий, двух орудий дивизионной артиллерии и двух-трех танков.
    Наступая вместе с пехотой и танками, штурмовые группы с помощью артиллеристов разрушали приспособленные к обороне здания и инженерные укрепления, уничтожали неприятельские огневые точки.

    Вот характерный пример.

    Ожившие огневые точки противника вынудили наших стрелков залечь на подступах к форту Линдорф Тогда командир 2-й батареи 209-го гвардейского артиллерийского полка гвардии старший лейтенант В. А. Вишняков решил уничтожить действующие огневые точки форта. Находясь впереди пехоты, батарейцы на руках выкатили орудия и с короткой дистанции ударили по действующим пулеметам. Дружные и точные залпы, дополненные ударами 107-й бригады большой мощности, привели фашистов в смятение, огневые точки стали захлебываться. Воспользовавшись этим, наши части пошли на штурм Линдорфа и овладели им. Гарнизон форта в составе 150 человек сдался в плен.
    В бою за форт батарея В. А. Вишнякова подавила 3 станковых пулемета, противотанковое орудие, уничтожила до 40 солдат и офицеров противника.
    Столь же успешно действовал и лейтенант С. В. Борутенко, командир 7-й батареи 261-го гвардейского тяжелого пушечного артиллерийского полка, которая поддерживала наступление штурмовой группы 88-го стрелкового полка. В районе аэродрома пехотинцы встретили сильное огневое сопротивление. Борутенко в короткое время засек позиции вражеских пулеметов и их наблюдательные пункты, находившиеся в кирпичных зданиях аэродрома. С помощью стрелков штурмовой группы артиллеристы выкатили орудия на открытую позицию и стрельбой прямой наводкой разрушили три кирпичных дома, уничтожив находившихся там пулеметчиков. Пехота, сопровождаемая огнем батареи, атаковала вражеские позиции и овладела аэродромом.
    И все же общее продвижение наших войск проходило медленно. В первый день штурма Кенигсберга они продвинулись на 2–3 километра и подошли к внутреннему обводу. Преодолеть яростное огневое сопротивление не удалось, и наши войска вынуждены были задержаться на достигнутом рубеже, чтобы подготовиться к новому броску.
    В ночь на 7 апреля штаб дивизии уточнил задачи бригад, их взаимодействие с пехотой при наступлении в самом городе.
    Второй день штурма начался 30-минутной артиллерийской подготовкой. После этого войска 43-й армии снова пошли вперед. Штурмовые группы уничтожали огневые точки и вражескую живую силу. Артиллеристы вместе с пехотой шли на штурм городских укреплений. Во второй половине дня передовые батальоны 13-го и 54-го корпусов прорвались на окраину города и завязали уличные бои. 90-й стрелковый корпус за день отбил четырнадцать контратак.
    Один из отрядов гитлеровцев численностью до двух пехотных батальонов вышел в район огневых позиций 12-го полка 43-й минометной бригады, которым теперь командовал майор Е. В. Тамаров. Разгорелся жаркий бой. На крики «Рус, сдавайся!» минометчики ответили дружными залпами из личного оружия. Сражались до последнего патрона, а когда и те были израсходованы, пустили в ход гранаты. На выручку минометчикам подоспел заместитель командира полка подполковник П. Г. Зубец с группой бойцов. Завязалась рукопашная схватка, в которой было уничтожено до 400 фашистов и более 100 взято в плен.
    11-й минометный полк под командованием подполковника Е. Л. Вильшанского первым из частей дивизии ворвался в Кенигсберг. Следом за ним вошла 5-я батарея 261-го гвардейского тяжелого пушечного артиллерийского полка, которой командовал Герой Советского Союза гвардии старший лейтенант В. С. Алхимов.
    Артиллеристы неотступно следовали за пехотой, своевременно и быстро обрушивали свои мощные удары по скоплению живой силы и огневым средствам противника. Отражая контратаки врага, артиллеристы В. С. Алхимова уничтожили более взвода фашистских солдат, три тяжелых пулемета, минометную и артиллерийскую батареи и две бронемашины. Сокрушая укрепления, батарея вместе со штурмовыми группами двигалась к центру города.
    Дерзко и самоотверженно сражались в уличных боях и воины 70-го гвардейского тяжелого пушечного артиллерийского полка гвардии подполковника А. А. Сотникова, входившего в состав штурмовых групп. Особенно удачно взаимодействовал с пехотинцами дивизион майора Л. Н. Чепелева.
    Командир орудия 2-й батареи гвардии старший сержант В. Я. Силин поддерживал штурмовую группу 329-го стрелкового полка. На пути ее движения стоял большой кирпичный завод, приспособленный к круговой обороне. В его здании находились наблюдательные пункты с пулеметами и двумя 105-мм орудиями. Огонь противника преградил путь пехоте. В. Я. Силин по своей инициативе решил разрушить заводское здание. После первого выстрела на его позицию обрушился град пуль и снарядов, но расчет Силина продолжал работать. Меткими выстрелами артиллеристы пробили здание в самых уязвимых местах, затем зажигательными снарядами заставили замолчать пулеметы. Стрелки, не теряя времени, бросились в атаку и овладели заводом.
    Командир артиллерийской группы 329-го стрелкового полка, давая оценку работе артиллеристов майора Л. Н. Чепелева, писал: «Благодаря четкому и организованному взаимодействию и эффективному огню дивизиона штурмовому отряду 329-го стрелкового полка был обеспечен успех при прорыве обороны противника. В овладении важными опорными пунктами и другими укреплениями в самом городе дивизион сыграл очень важную роль».
    Слаженность и большую находчивость показали и воины 209-го гвардейского артиллерийского полка гвардии майора И. Р. Векслера. Один из многоэтажных кирпичных домов, подготовленный к длительной обороне и находившийся в общей системе инженерных укреплений, оказался на пути наступающей штурмовой группы 997-го стрелкового полка. Стены были обложены мешками с песком, окна замурованы кирпичами, а в амбразурах установлено десять тяжелых пулеметов и три 75-мм пушки. В этот своеобразный «форт» было завезено большое количество боеприпасов и продовольствия, немцы готовились здесь к длительной обороне.
    Когда к дому приблизилась штурмовая группа, они открыли ураганную стрельбу. Расчет старшего сержанта В. Л. Лиманова (4-я батарея 2-го дивизиона) под непрекращающимся свинцовым дождем кувалдой проломил стену соседнего дома, вкатил туда орудие и в упор ударил по фашистам. Сразу замолчали три станковых пулемета, десятки солдат навсегда остались под развалинами, а уцелевшие выбросили белые флаги и сдались в плен.
    Говоря о подвигах наших артиллеристов при штурме Кенигсберга, ветераны дивизии с глубоким волнением вспоминают телефониста 107-й артиллерийской бригады большой мощности сержанта А. П. Перестронина. Когда вражеская артиллерия обрушила огонь на боевые порядки 1-го дивизиона и связь командира бригады с дивизионом прервалась, сержанту приказали восстановить ее. Невзирая на сильный огонь, телефонист довольно быстро обнаружил три порыва. Исправив два, он приступил к исправлению третьего, но был тяжело ранен в руку. Соединив одной рукой концы порванных проводов, он зажал их в зубах.
    Связь была восстановлена, и бригада с новой силой ударила по вражеским укреплениям. Телефонисты управления бригады нашли сержанта Афанасия Прокопьевича Перестронина мертвым с крепко зажатыми в зубах концами проводов.
    Примеров отваги и героизма, проявленных нашими связистами, немало. В уличных боях связь с подразделениями часто нарушалась, устанавливать ее приходилось под сильным ружейно-пулеметным огнем. Но воины работали бесстрашно и умело, обеспечивая надежную и устойчивую связь. Командир отделения связи взвода управления 3-го дивизиона 99-й бригады старший сержант С. Н. Черкасов устранил на линии проводной связи более 18 порывов. Вместе с пехотой он ходил в атаку и уничтожил из своего автомата около 20 фашистов.
    В штурме Кенигсберга отличились и другие воины 99-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады. Своим огнем они умело поддерживали части 13-го гвардейского стрелкового корпуса. Артиллеристы шли в боевых порядках штурмовых групп, вместе с ними громили вражеские укрепления.
    Командир 4-го дивизиона капитан М. А. Кондратюк, поддерживая наступление 2-го батальона 806-го стрелкового полка, в боях за город уничтожил около 20 станковых пулеметов, разрушил несколько каменных зданий, в которых оборонялись фашисты, подавил 6 артиллерийских и минометных батарей, взял в плен офицера и несколько солдат. По ходатайству командира стрелкового полка капитан М. А. Кондратюк был награжден орденом Красного Знамени.
    Войска 43-й армии продолжали громить врага. Освобождая квартал за кварталом, они вышли в район станции Прегель, где, соединившись с 11-й гвардейской армией, замкнули кольцо окружения кенигсбергской группировки противника.
    Три дня и три ночи продолжался штурм Кенигсберга, в котором принимали участие артиллерия, пехота, танки, авиация, инженерные войска и войска связи.
    Бригады 3-й гвардейской артиллерийской Витебской Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова дивизии прорыва РВГК, поддерживая штурмовые группы 43-й армии, огнем своих орудий расчищали путь пехоте к центру города.

    http://militera.lib.ru/h/popov_se/s04.gif
    Положение войск 43-й армии на 5 апреля 1945 года и группировка частей
    3-й гвардейской артиллерийской дивизии на 5, 6, 7 и 8 апреля 1945 года
     
  24. Frey fox

    Frey fox Stabsgefreiter

    Сообщения:
    500
    Адрес:
    Россия, самый край
    http://zhurnal.lib.ru/a/arhirow_m_f/kuzmenko.shtml

    П.Н. Кузьменко

    Огненный ветер
    СЛАВЫ
    Книга о боевых свершениях
    31-й (б. 328-й) Гвардейской Витебской
    ордена Ленина Краснознаменной
    ордена Суворова II степени
    стрелковой дивизии


    ...Конец войны явно обозначался. Теперь уже не только наши войска, но и войска союзников вели боевые действия на территории противника. Советские Вооруженные Силы находились в 60 километрах от Берлина. Союзникам до Берлина оставалось 100-120 километров.
    В Восточной Пруссии остались незанятыми окруженная со всех сторон крепость-город Кенигсберг, да Земландский полуостров с морским военным портом крепостью Пиллау.
    Кенигсберг - столица Восточной Пруссии, административный, экономический и политический центр, цитадель германского милитаризма, морской порт и самое главное - сильнейшая первоклассная крепость.
    Вокруг города веками создавались сооружения крепостной обороны. Вдоль шоссе, которое кольцом огибало город, были построены бетонные бункеры, в которых размещались гарнизоны. Бункеры соединены между собой траншеями с огневыми точками, впереди минные поля, ряды проволочного заграждения.
    В шести-семи километрах от центра столицы проходила внешняя линия - форты. Их было более десяти, они также опоясывали город кругом и сходились у устья реки Прегель. Многие из них имели громкие названия - форт N 4 носил имя короля Фридриха Вильгельма. Он стоял между Кведнау и Шарлотенбергом, имел 22 орудия и пулеметные капониры. Все форты имели казармы, боевые казематы, артиллерийские бастионы, пулеметные гнезда. Валы с открытыми позициями и рвы шириной 20-25 метров и глубиной до 7 метров, из которых 2 метра заполняла вода, ограждали их. Все фасы рва по дну фланкировались огнем из специальных боевых казематов. 49 полевых батарей, 45 тяжелых крепостных и береговых орудий, 104 пулемета, более 5 тысяч солдат составляли гарнизон форта, каждый мог обороняться в течение многих месяцев.
    Между фортами - мощные бункеры - последнее произведение немецкой фортификации, насыщенные пулеметами и орудиями.
    Внутреннее кольцо обороны, так называемые "Холмы Кенигсберга", 24 земляных форта с открытыми позициями на них.
    Каждый такой холм вмещал гарнизон 125-150 солдат, кирпичные глухие казематы этих холмов покрыты бетоном в рост человека. Они окружают Кенигсберг плотным кольцом.
    В центре столицы Цитадель - камень чудовищных размеров, в котором просверлены, высечены, выдолблены галереи, ходы, казематы. Они уходили глубоко в землю. Здесь мозг крепости - пункт управления. Каменные дома предместий были приспособлены как огневые точки.
    В соответствии с замыслом 11-й гвардейской армии надлежало прорвать внешний оборонительный пояс Кенигсбергского укрепленного района и к исходу первого дня наступления овладеть рубежом Шенфлис, Шенбуш. Кальген.
    16-й гвардейский стрелковый корпус, действуя на оси главного удара, прорывал оборону на участке фольварк Нойфорверн, фольварк Мал Каршау протяжением 3 километра. В первом эшелоне наступали 1-я и 31-я гвардейские дивизии, во втором - 11-я. На левом фланге действовала 31-я.
    Подступы к городу Кенигсбергу в полосе наступления 31-й гвардейской стрелковой дивизии представляли собой открытую равнину с небольшими пологими возвышенностями, застроенную жилыми и фабричными постройками. Пригородные населенные пункты Прапельн, Понарт имели большое количество двух и трехэтажных кирпичных домов, что способствовало противнику создать прочную оборону.
    На подступах к городу протекает река Беек, а в центре города река Прегель, которые служили естественными препятствиями.
    Река Беек шириной 15-20 метров глубиной 1,2-1,5 метров с пологими берегами и твердым дном не представляла сколько-нибудь значительного препятствия, но ее пойма шириной более 500 метров была заболочена и непроходима для танков и колесного транспорта.
    Более существенной водной преградой являлась река Прегель, имеющая ширину 80-100 метров и глубину, исключающую возможность преодолеть ее в брод. Берега реки Прегель, облицованные бетоном и камнем возвышаются над водой на 1,5-2 метра.
    Оборона противника в полосе наступления дивизии состояла из трех позиций.
    Первая позиция глубиной до 1,5 километра проходила по линии южная окраина безымянного поселка 300 метров севернее Верхнее Каршау, отметка 20,3; флигель Мал Каршау и состояла из двух траншей. Передний край обороны противника, представлявший собой прерывистую траншею полного профиля с пулеметными площадками и ходами сообщения, на всем протяжении был прикрыт сплошными противотанковыми и противопехотными минными полями и на отдельных участках проволочными заграждениями. Вторая траншея была подготовлена на линии К. Понарт, южная часть сада Корч на восточной окраине Прапельн.
    Вторая позиция глубиной более 2-х километров состояла из трех траншей. Первая траншея была оборудована на южной окраине Понарт, а вторая в центре этого населенного пункта.
    Траншеи соединялись между собой и с приспособленными к обороне домами сетью ходов сообщения. В глубине обороны, по северному берегу реки Беек, вдоль насыпи железной дороги была оборудована третья траншея с большим количеством пулеметных площадок.
    Третья позиция обороны проходила в районе товарной станции, имела подготовленные траншеи и убежища для личного состава. Основу обороны этой позиции составляли опорные пункты, оборудованные в кирпичных зданиях и в железнодорожных служебных постройках.
    На переднем крае обороны имелось два бункера (у отметки 20,3 и у перекрестка шоссе и железной дороги, представлявшие собой убежища с кирпичными стенами толщиной до 1,5 метров, железобетонным потолком толщиной до 2 метров и земляным покрытием толщиной до 3 метров. Внутри бункеров были казематы для размещения солдат, и рядом с бункерами располагались огневые точки. Над землей бункеры возвышались до одного метра. В зданиях были усилены стены, замурованы окна, оборудованы бойницы и амбразуры для ведения пулеметного и артиллерийского огня; подвалы были превращены в убежища для людей и склады для боеприпасов. Улицы преграждались баррикадами, надолбами, завалами182.
    Перед фронтом дивизии оборонялись подразделения 171-го пехотного полка 56-й пехотной дивизии, 155-го пехотного полка, танкоистребительного дивизиона и 73-го и 1437-го крепостных батальонов. В Насер Гартен отмечались танки 5-й танковой дивизии. Всего противник имел людей 9930 (из них на переднем крае до 4000), полевых орудий - 66, орудий ПТО - 48, минометов - 46, станковых пулеметов - 55, ручных - 450, самоходок - 80.
    К началу наступления на Кенигсберг дивизия имела в своем составе 4300 активных штыков, полевых орудий - 130, орудий ПТО - 23, минометов - 307, станковых пулеметов - 53, ручных - 105, самоходных установок и танков - 60183.
    В состав дивизии входили три стрелковые и один артиллерийский полки, отдельный самоходный артиллерийский дивизион. В каждом
    стрелковом полку было по три батальона, в батальонах по две стрелковые роты, имевшие по 60-65 человек. Дивизии были приданы батарея самоходно-артиллерийского полка (4 САУ - 122), истребительно-противотанковый артиллерийский полк, две батареи корпусного артиллерийского полка, батальон штурмовой инженерно-саперной бригады, отдельный моторизованный противотанковый огнеметный батальон и взвод отдельного батальона ранцевых огнеметов.
    Во время атаки дивизию дополнительно должны были поддерживать минометный полк и дивизионы пушечной артиллерийской бригады. Кроме того в полосе дивизии дополнительно должна была действовать артиллерия из состава корпусной и армейской артиллерийских групп.
    Таким образом, в полосе дивизии было сосредоточено 252 орудия и миномета калибра 76 мм и выше, что позволяло иметь плотность 126 орудий и минометов на 1 километр фронта. С учетом артиллерии армейской артиллерийской группы плотность повышалась до 140 орудий и минометов.
    Создание в полосе наступления дивизии превосходства над противником позволяло успешно выполнить поставленную задачу.
    Весь огромный боевой опыт подготовки наступательных операций Советской Армии, накопленный за годы войны, был положен в основу планирования боевых действий по овладению крепостью. И прежде всего была организована тщательная разведка.
    С разных мест и направлений проведено фотографирование, самые опытные дешифровалыцики по едва заметным признакам определяли координаты целей. Линзы сложнейших оптических приборов с земли и с воздуха ловили каждую деталь. Звукопосты засекли батареи. Густая сеть наблюдательных пунктов ,сотни внимательных глаз следили за каждым движением противника и медленно, но верно вскрывали систему его обороны, определялись огневые точки полевой обороны, как и в предыдущих операциях все тщательно нанесено на карту крупного масштаба. Для удобства управления все кварталы предместий и города, все предприятия были пронумерованы.
    Внезапность исключалась, а поэтому в план артиллерийского наступления включен период предварительного разрушения, который продолжался три дня. Сотни орудий калибра 305 и 280 мм от темна до темна методически долбили доты, бункеры, форты. Для того, чтобы подвезти эти махины, потребовалось перекладывать специальные железнодорожные ветки. На макетах отрабатывались вопросы взаимодействия всех родов войск во всех звеньях, начиная со штаба фронта и кончая штабом батальона.
    Огромную воспитательную работу вели в это время политработники. Пропагандисты и агитаторы рассказывали об опыте уличных боев в Сталинграде, Будапеште, где целый месяц шли бои и опять, как всегда перед трудным сражением, гвардейцы подавали заявления о приеме в партию.
    Связисты минометной роты 3-го батальона 99-го полка во главе с командиром отделения старшим сержантом М.И. Шерстобитовым по приказу капитана С.Н. Колтырева, проведя телефонную связь в стрелковые роты батальона, решили провести запасную, воздушную, линию связи по верхушкам деревьев. И когда, во время боя, наземная связь была повреждена, выручала воздушная.
    Полковые разведчики, за ними дивизионные не имели серьезных удач в поиске. Тогда подключалась армейская разведка.
    Благополучно добравшись до немецкого штабного блиндажа, разведчики сняли с поста часового-поляка. Подождали того, кто выйдет из блиндажа. Появился долговязый офицер, окликнул часового и попал в руки разведчиков. На обратном пути гитлеровец, не желая быть в плену, не желая нарушить присягу, данную фюреру, стал кидаться из стороны в сторону на минном поле с целью подорваться, и это ему удалось. Прыгнув в сторону, он подорвался на мине, ему покалечило ногу. Были ранены три разведчика.
    Командир минометной роты 3-го батальона 99-го полка старший лейтенант В. И. Моргаев дал залп по огневым точкам противника, которые при взрыве мины всполошились.
    Попытка уйти от допроса и измены фюреру пленному не удались. То был начальник штаба подразделения и он дал ценные показания. Спасение жизни для него оказалось важнее клятвы на верность фюреру.
    В первых числах апреля в дивизию прибыл член Военного Совета фронта генерал-лейтенант В.Н. Макаров. В небольшом лесочке, в крутом овраге собрались свободные от занятий бойцы.
    Генерал Макаров вручил медали "Золотая Звезда" Героям Советского Союза гвардейцам полковникам А.А. Булахову и П.А. Лещенко, капитану Ю.И. Онусайтису, старшему лейтенанту А.П. Сапожникову, младшему лейтенанту В. В. Герасину. сержантам А.П. Моисееву, В.Ф. Кочерову, И.И. Петракову, рядовым С.П. Васечко и П.П. Кожину. Член Военного совета фронта поздравил награжденных, пожелал им новых успехов в предстоявшем штурме.
    31-я дивизия наступала через предместье Понарт на железнодорожный вокзал, через реку Прегсль с двумя разрушенными неприятелем мостами, к северному вокзалу пролегал неимоверно трудный путь гвардейцев. Навстречу 31-й дивизии с севера шли дивизии 50-й и 43-й армий.
    Утром 6 апреля было пасмурно, видимость плохая, удар авиации исключался. Густой туман медленно таял, обнажая мокрые траншеи. На передовой - непривычная тишина. В лощине всего в нескольких десятках метров от переднего края - стволы минометов, мощные тяжелые орудия, подготовленные для стрельбы прямой наводкой по дотам и бункерам: дальше в тыл за всяким укрытием - орудия, орудия. Их сотни и тысячи, ощетинившихся стволами.
    На чердаках разрушенных домов всего в 200-300 метрах - наблюдательные пункты командиров дивизий, корпусов.
    Взоры пехотинцев, артиллеристов, танкистов - в сторону Кенигсберга. Лица их молчаливы, задумчивы, сурово сосредоточены, переговоры отрывистые, команды вполголоса.
    Ровно в 9 утра по традиции воздух взорвали "Катюши", ударили сразу все орудия. Рассекая воздух, со свистом и воем летели снаряды мортир, звонко затявкали пушки, разрушая траншеи, проволочные заграждения, взрывая минные поля. Приглушенно ухали гаубицы. На батареях кипела напряженная работа.
    "Это Вам - за Сталинград, а этот "подарок" - за Минск! А это наш "привет" фюреру!" - острили гвардейцы-артиллеристы, подвозя на вагонетках многопудовые снаряды. Над вражескими окопами туман смешался с пламенем и дымом, горела земля, взлетали в воздух железо и бетон, плавилась сталь.
    Первые линии траншей левее шоссейной дороги, идущей через Годринен на пригород Кенигсберга Понарт, были заполнены гвардейцами 97-го полка. На северной окраине поселка Гросс Каршау развернулись батальоны 95-го, на правом фланге дивизии изготовился 99-й. Соседи: слева - 84-я гвардейская стрелковая дивизия, справа - 1-я мотострелковая гвардейская дивизия.
    В этот час по окопам из рук в руки ходила тетрадь, в которую солдаты перед боем записали свои мысли.
    "Мы будем в Кенигсберге, верю в победу, - гвардии старшина из 97-го гвардейского стрелкового полка Иван Перепелкин.
    Я из Тулы, воюю четвертый год и дошел до стен Прусской берлоги. Отдам все силы, если понадобиться - жизнь, но Кенигсберг будет взят. - гвардии рядовой 97-го гвардейского стрелкового полка Дерунов Максим Михайлович.
    После такого артогня нам, пехотинцам, в Кенигсберге делать будет нечего - гвардии рядовой Василий Цыбулько.
    Пять раз я был в боях: за Белев, Хлуднево, Широковку, за деревню Печки и под Витебском. Не пожалею крови своей, чтобы добить фашистов в Кенигсберге!" - Заверил санинструктор Алексей Новожилов из ярославского села Купанское.
    Три часа без передышки гудела и вздрагивала земля от артиллерийской канонады. Три часа гвардейцы, волнуясь, ждали сигнала.
    До 11 часов 30 минут артиллерия согласно плану производила разрушение целей. Затем до 12 часов она вела огонь на подавление целей - огневых точек и живой силы противника в траншеях. Огнем артиллерии и минометов при этом было уничтожено или подавлено большинство огневых точек противника в полосе наступления дивизии.
    Земля дрожала от разрывов снарядов. Собственно отдельных разрывов невозможно было уловить: был сплошной гул, будто лавина сорвалась с горной вершины и катится вниз, с грохотом сметая все на своем пути.
    В бой вступила штурмовая авиация. Стремительные машины, которые гитлеровцы называли "черная смерть", большими группами направлялись к охваченному пламенем и плотным дымом городу.
    На первом этапе наступления действовали около пяти тысяч орудий и минометов, свыше двух тысяч самолетов.
    В 11 часов 55 минут артиллерия перенесла огонь вглубь вражеской обороны. Пехотинцы первых эшелонов вместе с танками и самоходными орудиями, прижимаясь к разрывам снарядов, пошли вперед.
    Ревя тракторами, вслед за ними двинулись орудия крупных калибров. Впереди добротные каменные постройки, приспособленные к длительной обороне. Там надо прокладывать путь пехоте. Атакующие быстро овладели шоссе. Автоматным огнем выкурили из бункеров, траншей, ходов сообщения укрывшихся там гитлеровцев. Ошалелые от артиллерийского огня и бомбежки, оглушенные непрерывным гулом и грохотом, они с поднятыми руками выходили целыми группами. На их лицах с испугом проскальзывало довольство: для них война кончилась, они живы.
    Разгорелись бои на улицах. Вступили в бой штурмовые группы - главное звено боя в городе. Они созданы еще в период подготовки к боям. Ее состав: штурмующая группа, группа закрепления, резерв.
    Штурмующая, атакующая группа, огневая группа - это и есть основа всей штурмовой группы. Она состоит из 20-25 стрелков, автоматчиков, огнемстчиков и отделения саперов. С разных точек исходного положения первой врывается и ведет бой внутри объекта. В уличном бою нет времени останавливаться перед укреплениями, ставить задачу, определять обязанности, все это обговорено заранее. Их вооружение самое легкое: автоматы, гранаты, саперные лопаты, огнеметы.
    Группа закрепления - 8-9 стрелков. Она врывается вслед за штурмующей для закрепления в захваченных этажах, лестничных клетках, отдельных комнатах. Ее вооружение: тяжелые станковые пулеметы и ручные, иногда орудия противотанковой обороны, ломы, кирки, взрывчатка. 1-2 орудия и отдельные саперы.
    Огневая группа в составе артиллерийских подразделений взвода 82 мм минометов, танков и САУ.
    Резерв - 15 человек используется для пополнения и усиления групп при ликвидации возможных контратак, для формирования новых групп. Он вооружен станковыми пулеметами и одним-двумя орудиями.
    Штурмовая группа 1-го батальона 99-го полка, развивая успех, стремительно ворвалась в безымянный поселок севернее Верхнее Каршау и начала очищать его от уцелевших там групп противника. Бои за отдельные здания носили ожесточенный характер, приходилось противотанковыми гранатами выбивать окна и двери домов, в которых укрепился противник, и после этого вести огонь, бой за комнаты и коридоры внутри здания. Большое значение в уничтожении врага в укрепленных зданиях играли огнеметы.
    Подразделения 3-го батальона этого же полка вышли на северную окраину безымянного поселка и во взаимодействии с 1-м батальоном этого же полка, который вел бой в поселке, завершили разгром врага в этом районе. После упорного боя за поселок 99-й гвардейский полк начал продвигаться в направлении квартала N 685.
    Стремительно пройдена первая позиция противника, захвачено пять важнейших дотов. С ходу проскочили безымянный поселок возле шоссе и завязали бой на территории военных складов и казарм.
    Жестокий бой развернулся в районе казарм. Их охранял офицерский батальон 157-го полка. Они засели в помещениях. Мощные стены, построенные еще во времена Фридриха Великого, были надежной защитой. Из всех окон дробно строчили пулеметы. Оттуда летел град ручных гранат. Как только наши бойцы приблизились к казармам и траншеям, они увидели незабываемую трагическую картину: оставшиеся в живых фашисты были морально подавлены, часть из них сошла с ума и они с душераздирающими криками бегали по расположению обороны. Больших трудов стоило гвардейцам выловить этих обезумевших, так как они носились с большой скоростью, перепрыгивая через траншеи и другие препятствия, побросав оружие и снаряжение.
    Штурмовая группа бросала гранаты в подвал и на этажи, туда же посылали очереди автоматов, а потом начинали выбивать противника с верхних этажей. Штурмовикам помогали самоходки, когда требовалось разрушить или разбить очаг сопротивления.
    Орудиями прямой наводки, которые сопровождали пехоту, руководил заместитель командира 64-го артиллерийского полка майор Рафгат Ахтямович Валиев. Его плотная, коренастая фигура, непрерывно мель*кала у орудий. Мгновенно оценил он обстановку в военном городке, умело определил цели орудиям. Сержант А.Ф. Кукушкин прямой наводкой орудия поразил не одну цель.
    На самую большую казарму, из которой непрерывно раздавались выстрелы. Валиев нацелил гаубицу. По его команде орудия открыли огонь. Разлетелись оконные рамы, полетели, надломившись, куски стен. От каждого выстрела - зияющая пробоина и глубокая темная пустота. Отпрянули от стен офицеры. Этим воспользовался командир штурмовой группы старшина Боев. Он первым ворвался в двухэтажную казарму, а за ним через два входа ворвались бойцы. Гранатами и автоматами гвардейцы уничтожали гитлеровцев, очищая комнату за комнатой. Уничтожено более двух десятков гитлеровцев, восемь из них взято в плен. Бой становился все ожесточеннее, гитлеровцы с каждым часом наращивали сопротивление. Словно почувствовав, как нашим гвардейцам трудно, в 13 часов выглянуло солнце, и сразу наши самолеты -тучи самолетов в несколько ярусов: внизу штурмовики, как их называли гитлеровцы "черная смерть", вели штурм фортов, над ними тяжелые бомбардировщики несли свои тяжелые бомбы на город и на "Холмы Кенигсберга". Сверху со звенящим свистом носились истребители. Самолеты ... самолеты, они почти заслонили проглянувшее солнце.
    Снова огонь артиллерии. Гул самолетов слился воедино с артиллерийским гулом. Стаи штурмовиков обрушились на форты с яростью, словно брошенные камни, самолеты падали вниз, с шумом рассекая воздух, затем выходили из пике, наслаивая на удар артиллерии бомбовый удар.
    Они вырывались из густого серого дыма и снова уходили в такой же дым. Уходили одни и в ту же минуту приходили другие.
    Над фортами взлетали к небу деревья, вырванные с корнем и покореженные взрывом, в сторону летели обломки серого бетона и кучи вздыбленной земли.
    Генерал ИД Бурмаков крепко держал управление боем в своих руках.
    95-й гвардейский полк, овладев первой траншеей и частью сил блокировав бункер у отметки 20,3. остальными силами под прикрытием огня артиллерии и минометов продолжали наступление в направлении сада южнее Понарта.
    Орудия Понарта с невидимых позиций обстреливали цели гвардейцев, отлично видимые корректировщиками осажденных.
    97-й гвардейский полк, уничтожая уцелевшие группы противника, с тяжелым боем продвигался вперед. Героизм советских воинов носил массовый характер Когда прозвучал сигнал на штурм, в цепях раздались голоса агитаторов: "Вперед! За Родину! На штурм Кенигсберга!". Комсорг 7-й стрелковой роты этого полка сержант Телебаев одним из первых поднялся в атаку и с возгласом: "За нашу Родину! За наш великий народ! Вперед!" увлек за собой роту, первым ворвался в траншею противника и, действуя автоматом и гранатами, уничтожил шестерых фашистов и трех взял в плен. В этом бою он был ранен, по не покинул поле боя и продолжал сражаться. Боец - огнеметчик Игнатович под прикрытием огня пулеметов подбежал к бункеру у перекрестка железной и шоссейной дорог и огнеметанием в дверь уничтожил часть гарнизона, а оставшиеся в живых были так ошеломлены действием огнемета, что, не оказав сопротивления, сдались в плен.
    Разрозненные подразделения врага пытались оказать сопротивление из отдельных окопов и ходов сообщения между первой и второй траншеями. Сопротивление их было быстро сломлено и к 13 часам 30 минутам части дивизии вышли ко второй траншее первой позиции обороны противника. На этом рубеже они встретили упорное сопротивление подразделений 171-го пехотного полка и подошедшего ему на помощь 1-го батальона 159-го пехотного полка. В результате сильного и организованного огня противника части дивизии овладеть с ходу второй траншеей не смогли.
    Батальон пехоты противника при поддержке 6 штурмовых орудий контратаковал гвардейцев из района казарм военного городка, при этом контратаке предшествовал мощный огневой налет из района Нассер Гартена. "Атака отбита" - докладывал командир 99-го полка полковник Ф.М. Сидоренко".
    Используя удар авиации и артиллерии, генерал И.Д. Бурмаков вел в бой свой второй эшелон.
    "Совместными ударами овладели территорией и всеми постройками военных складов." - доложили полковник А.А. Булахов и подполковник А.П. Лещенко.
    Пехотинцы ворвались в сады южнее Понарта. Завязались упорные бои на основной улице Понарта Брандербургер Штрассе.
    При штурме форта в районе Понарта 1-м батальоном 99-го полка, который поддерживали танкисты, самоходной установкой "фердинанд" противнику удалось подбить два танка Т-34. а пулеметный огонь задержал продвижение гвардейцев.
    Старший сержант минометной батареи И.С. Прохоров автоматной очередью уничтожил пулеметный расчет, по ходу сообщения вышел к аппарели, распложенной в кустах. Там, в котловане, стояло замаскированное орудие "фердинанд". Прохоров незаметно приблизился к его боковой стороне, бросил противотанковую гранату на моторную часть. "Фердинанд" покрылся густым и смрадным дымом.
    Минометная батарея офицера Морозова поддерживала продвиже*ние стрелкового батальона. Южная сторона Брандербургер Штрассе опоясана траншеей полного профиля. У одного из домов строчили два пулемета. С соседнего дома строчил ручной пулемет. Автоматчики противника перекрестным огнем простреливали улицу. Наступление остановилось. Опытный минометчик старший лейтенант Морозов приказал минометчикам старшине Герою Советского Союза Г. А. Салихову. сержантам Горюнову и Бычкову открыть залповый огонь по немецким огневым точкам.
    Пулеметы вместе с расчетами были уничтожены двумя меткими залпами. Третий залп дан по огневым точкам, оборудованным на чердаке. Поддержка минометов помогла штурмующей группе ворваться в дом и быстро им овладеть.
    За первый день боя дивизия прорвала всю первую полосу обороны противника, заняла военные склады, военный городок, часть пригорода Кенигсберга Понарта. разгромила полки 56-й пехотной дивизии, оборонявшейся на этом участке. Было захвачено в плен 258 солдат и офицеров. Трофеи: 18 орудий, около 40 пулеметов, 200 винтовок, 25 тысяч снарядов, 500 тысяч патронов, 2 склада с горючим, один с продовольствием.
    К 16 часам 99-й полк овладел военными казармами в Понарте. трамвайным парком, форсировал отдельные каналы, завязал бой за крепость Тевтонского ордена.
    3-я стрелковая рота 1-го батальона на рубеже улицы Ловскер Аллее замедлила продвижение и связь с ней нарушилась. Командир полка полковник Ф.М. Сидоренко поручил агитатору полка капитану И.И. Хомичу выяснить обстановку в 3-й роте, оказалось: рота наткнулась на засевших на чердаках и верхних этажах домов снайперов и несла большие потери. Подвернулось самоходное орудие лейтенанта В.И. Посошкова и двумя выстрелами снял снайперов вместе с чердачным перекрытием.
    Крепость Тевтонского ордена была взята.
    На этом рубеже наступила небольшая пауза, необходимая для подтягивания тыла, пополнения боеприпасами и для небольшого отдыха солдат. В эти часы подводились итоги боя. Командиры полков П.А. Лещенко. А.А. Булахов, Ф.М. Сидоренко вызывали к себе командиров батальонов и уточняли им задачи.
    В одном разрушенном доме заместитель по политчасти командира 97-го полка майор М.Ш. Мызлин собрал парторгов, комсоргов и агитаторов полка. Вместо тех, кто выбыл из строя, стали новые. Разбирая действия коммунистов, майор Мызлин отметил хорошую работу парторга пятого штурмового отряда старшего сержанта Зубова, который перед боем дал коммунистам конкретные поручения. Те вели за собой бойцов, увлекая их личным примером. Во время боя в батальонах выпущено несколько боевых листовок, посвященных мужеству и героизму отдельных бойцов и командиров. В листовках отмечалось, что гвардейцы в атаку шли смело, решительно, целеустремленно, подавляя страх.
    За первый день боя за Кенигсберг 11 гвардейцев полка подали заявление с просьбой принять их в ряды партии. В пример ставился комсорг старший сержант Телебаев и многие другие агитаторы, всегда идущие впереди наступающих.
    Пауза продолжалась недолго. Генерал-полковник К.Н. Галицкий приказал ночными действиями продолжать теснить противника к центру города. С наступлением темноты штурмовые группы полков возобновили продвижение. Начало атаки было удачным. Гитлеровцы не ждали, что наши войска будут продолжать боевые действия ночью. Пока они собирались с силами, штурмовые отряды захватили по несколько кварталов города и стали приближаться к северной окраине Понарта. В районе пивоваренного завода ружейно-пулеметная стрельба из амбразуры, проделанной в каменной стене завода, преградила путь бойцам.
    Командир 2-го батальона 99-го полка майор В.А. Буров приказа командиру саперного взвода подорвать забор. В темноте под прикрьтием огня автоматчиков и артиллерии саперы, которыми руководил заместитель по политчасти командира батальона капитан Н.Е. Крылов поднесли к стене взрывчатку, взорвали ее и стена рухнула. Буров поднял бойцов в атаку.
    Первыми на территорию завода через пролом проникли комсор штурмовой группы Гаврилов и рядовой Агафонов. Жестокие бои вели за каждое помещение. Бойцы батальона к 3 часам 7 апреля овладели заводом.
    Город пылал. Багровые отсветы уходили в апрельское ночное небе растворяли лучи прожекторов, как искры вспыхивали в ночном небе разрывы снарядов зенитных пушек...

    далее...
     
  25. Frey fox

    Frey fox Stabsgefreiter

    Сообщения:
    500
    Адрес:
    Россия, самый край
    продолжение...


    ...Дивизия выполнила задачу дня. С утра 7 апреля она начала бой за железнодорожную станцию и поселок Нассер Гартен. Тракторы-тягачи протяжно и надрывно ревя, всю ночь подтягивали орудия прямой наводки. Уличный бой трудно обеспечить артиллерийским огнем с закрыты позиций: нужно прямое попадание. Сотни орудий смело вытянули свои хоботы в сторону массивных добротных каменных построек Нассер Гартена. Майор Р.А. Валиев, черный от пороховой гари, не спавший всю ночь, хлопочет у орудий, распределяет каждому цели. Сложная его задача добиться, чтобы все цели были уничтожены и чтобы не было ни одной пропущенной и в то же время, чтобы по одной цели било только одн орудие.
    Утро 7 апреля было чудесным. Только солнце осветило дымные пожарища, почерневшие закопченные остовы поврежденных и разрушенных зданий, как сотни самолетов снова пошли бомбить, штурмовать скопление артиллерии и обозов, отступающих к центру города войск.
    "Бронебойным наводить на простенки между окон. Огонь!"
    - гремит голос командира артиллеристов. Ухает выстрел, и в стене огромная зияющая брешь.
    "Гранатой, взрыватель осколочный!" - Следующий многопудовый снаряд, со свистом разрезая воздух, с приглушенным воем летит в проделанную брешь и с глухим треском разрывается внутри дома.
    Хорошо видно Валиеву, как рушатся перегородки, как изо всех окон валит густой серо-оранжевый дым. Майор доволен, усталости как не бывало. От мощной огневой точки остается груда мусора, и там уже хозяйни*чает штурмовая группа. Кругом слышится треск автоматов и взрывы гра*нат, истошные вопли немецких солдат.
    В городе совсем темно. Пыль и дым расстилались по городу, въеда*ясь в глаза и в нос. Полковник А. А. Булахов всю ночь не смыкал глаз, ждал доклада разведчиков. Был взят 8-этажный дом, где первому баталь*ону пришлось очень и очень трудно почти сутки.
    Воодушевленные успехами первого дня боя, видя, как авиация ру*шит вражеские укрепления, как артиллерия громит каменные громады домов, гвардейцы смело с лихой отчаянностью и шумом врываются в дома. Улица Нассер Гартена и переходы к ней сильно простреливают*ся из окон каменного дома, возле перекрестка. Гвардейцы ведут огонь по окнам. Не стреляет Михаил Вайнер, рядовой 95-го полка. Он полз*ком пробирается к дому, в котором засел враг. Вайнер все ближе и ближе. Вот он приподнимается, рывком подбегает к входной двери... Раздается оглушительный взрыв. Это Вайнер швырнул противотанко*вую гранату.
    Дверь слетела с петель. Гвардеец, не прекращая стрельбы, врывается в коридор. Слева две двери в большой зал. Он гранатой взрывает бли*жайшую дверь и дает несколько очередей в зал. Из второй двери выбега*ют несколько гитлеровцев. Они хотят свалить гвардейца. Меткая очередь из автомата валит их замертво на пол. Вайнер швыряет в зал еще три гранаты, затем, стреляя из автомата, врывается в зал и громко восклица*ет: "Хенде хох!". Гитлеровцы с испугом покорно поднимают руки.
    Дерзость и храбрость гвардейца принесла ему победу и славу в этой вылазке. Он истребил и пленил 67 гитлеровцев. Путь к дальнейшему про*движению наших войск открыт.
    Командир 4-й стрелковой роты 97-го полка С.Т. Зинченко в районе предместья Кенигсберга местечка Прапельн умело руководил своей ро*той, проявляя личную смелость и отвагу. Одним из первых он ворвался в дом противника и заставил находившихся там гитлеровцев сдаться в плен. Он сумел правильно расставить огневые средства и поддерживать про*движение других подразделений. Зинченко лично уничтожил трех гитле*ровцев, а его рота уничтожила 4 пулеметные точки противника. При овладении предместьем Понарт он умело обеспечил выполнение постав*ленной задачи. Несмотря на сильный огонь противника успешно вел роту вперед. При его участии был освобожден лагерь, в котором находилось не менее тысячи пленных
    К полудню части дивизия после упорного боя полностью очистили Понарт и вышли на южный берег реки Беек. Отдельные части с ходу пе*реправились через реку и овладели промежуточным оборонительным ру*бежом на ее северном берегу. Это обеспечило быстрое форсирование реки Беек войсками армии.
    Стремительным ударом штурмового отряда дивизи ночью были зах*вачены железнодорожный мост через реку Беек и несколько близлежа*щих зданий. Это способствовало развитию успеха.
    При форсировании реки Беек особенно отличился 2-й батальон 97-го полка. Командовал батальоном майор В. Г. Сумин. Выйдя на юж*ный берег реки еще ночью, батальон захватил переправу и до рассвета занял исходные позиции. В это время заместитель по политической части командира батальона капитан Е.А. Новиков провел инструктив*ное совещание с парторгами и комсоргами штурмовых отрядов, а те в свою очередь рассказали гвардейцам о боевой задаче, которую им пред*стояло решать. После артиллерийской подготовки батальон дружно поднялся в атаку и прорвал третью позицию юго-восточнее Нассер Гартена193.
    Успеху этого боя способствовали находчивость командиров мино*метных расчетов П.С. Усачева и М.Н. Зилотина.
    Во время прорыва сильно укрепленной обороны противника в райо*не предместья Кенигсберга Прапельн 6 апреля сержант Усачев огнем ми*номета подавил огонь трех минометных точек противника, уничтожил два пулемета с прислугой и одну немецкую пушку, стоявшую на прямой наводке, чем обеспечил быстрый захват этого рубежа. При форсирова*нии реки Беек 7 апреля Усачев огнем миномета подавил огонь двух пуле*метных точек и один миномет противника, чем обеспечил переправу подразделений с наименьшими потерями.
    6 апреля на подступах к городу Кенигсбергу минометный расчет стар*шего сержанта М.Н. Зилотина метким огнем уничтожил более 50 гитле*ровцев. 7 апреля в бою за пригород Понарт его расчет разбил дом, откуда строчил пулемет врага, уничтожил его расчет. При форсировании реки Прегель в районе Кенигсберга его расчет уничтожил два станковых пуле*мета противника. При отражении контратаки на ее левом берегу Зилотин лично ручной гранатой уничтожил 5 немецких автоматчиков, стреляв*ших из дома.
    За эти подвиги они награждены орденами Славы 1 степени.
    На остальных участках бои так же развивались успешно.
    Самоходная артиллерия, преодолев противотанковый ров, вместе с пехотинцами 95-го полка перешла в наступление. Массовому героиз*му гвардейцев не было предела. Штурмовая группа старшего лейте*нанта В.Г. Высоты из 1-го батальона майора Г.П. Яшкина была остановлена пулеметным огнем противника с четвертого этажа камен*ного здания в квартале 375. Группа бойцов обошла дом и по водосточ*ной трубе взобралась на четвертый этаж. В короткой схватке они уничтожили засевших там гитлеровцев - пулеметчиков и открыли путь своим товарищам, штурмующим улицы. Но вскоре гвардейцы вновь залегли. На этот раз гитлеровцы вели огонь из каланчи.
    Широкая длинная улица. На противоположном ее конце, выдаваясь в перекресток, стояла высокая каланча. С ее вышки непрерывно бьют два станковых пулемета, нанося заметный урон атакующим. На улице нет безопасного места: все участки простреливаются. К командиру лейтенан*ту Белякову подбегает старший сержант Николай Цикунов.
    "Разрешите мне снять фрицев с каланчи", - просит командира отваж*ный боец.
    Крепкое рукопожатие, и Цикунов отправляется в опасный путь. Он преодолевает преграды, пролезает через проломы в стенах до*мов, крадется вперед, укрываясь за задними стенами зданий, ползет по кюветам. Вот и каланча. Молниеносным броском Цикунов дос*тигает входной двери и врывается внутрь. Внизу никого нет - нем*цы наверху. По приказу Яшкина командир батареи капитан В. Коваленко открыл огонь. Наша пушка начала обстрел вышки. Ци*кунов устраивается за каменным выступом лестницы, ведущей на*верх, сообразительный воин понял, что немецкие вояки побегут вниз по время обстрела. Вскоре послышался топот сбегающих вниз фри*цев. Они все ближе. Цикунов не спешит. Он хладнокровно ждет при*ближения врагов. Когда они приблизились до пяти метров, заговорил автомат гвардейца.
    Дикие вопли раненых смешались со стонами и криками фашистов, сбитых с лестницы падающими трупами. Еще более увеличили страх и панику среди врагов разрывы гранат, которые ловко метнул Цикунов. И, когда раздалась властная команда: "Хенде хох", немцы, побросав оружие, сдались.
    Вбежавшие сюда стрелки застали своего боевого товарища в такой обстановке. На полу валялись пять трупов, на лестнице стоят с подняты*ми руками 16 гитлеровцев. Дерзость и выдержка, отвага и смекалка, хладнокровие и умение принесли Цикунову поразительную победу: 21 гитле*ровец с двумя пулеметами обезврежены одним гвардейцем.
    Цикунов быстро влез на каланчу и на вышке, трепыхаясь, выметнул*ся красный флаг.
    Вскоре гвардейцы дивизии читали листовку - корреспонденцию в ди*визионной газете "За Советскую Родину" от 8 апреля 1945 г. "Слава ге*рою боев за Кенигсберг Николаю Цикунову. Гвардейцы! Действуйте в уличных боях так же дерзко и смело, как доблестный воин Николай Ци*кунов".
    И всегда так: сотни листовок - боевых листков, листков-молний, вы*пущенных политработниками под свист пуль и град осколков, грохот сна*рядов делали достоянием бойцов подвиги их товарищей.
    К 7 часам утра дивизия очистила от противника кварталы 378. 377. 376, 375, 374, 373, 372 и полностью овладели ими.
    1-й батальон майора Г.П. Яшкина перешел в наступление в направ*лении Кирха на Брандербургер Штрассе. очистил от противника квартал 366. вышел на северную окраину Понарта совместно со 2-м батальоном ворвался па дамбу и захватил переправу через Беек. В ночной атаке бата*льон захватил железнодорожный мост и переправился на ее северный бе*рег и держался на плацдарме, обеспечивая переправу главных сил полка.
    Из подвала каменного дома невдалеке от пивоваренного завода ав*томатчики и фаустпатронники противника яростно сопротивлялись, ак*тивно сдерживая продвижение подразделений 99-го полка, нанося ему большие потери.
    И неожиданно пришел в плен фельдфебель. Он заявил, что являет*ся убежденным противником Гитлера и в доказательство этого обе*щал привести в плен своих товарищей по оружию. Решили рискнуть. фельдфебель сдержал слово. Скоро рота противника, преграждавшая путь к пивоваренному заводу, капитулировала, и этот завод был взят гвардейцами.
    Успешно переправившись через реку Беек, подразделения повели стре*мительное наступление в направлении трамвайного депо. На подступах к нему гвардейцы заняли лагерь военнопленных и угнанных насильно в Германию мирных жи*телей.
    В полосатых оборванных рубахах изможденные, исхудалые, кожа да кости, голодные, они с неописуемым восторгом со слезами на глазах встре*тили освободителей, кидались им на шею, обнимали, целовали бойцов, снимали ненавистные номерные знаки.
    От слез большинство не могло говорить. Их было много - сотни, тысячи мужчин, женщин, подростков и детей. Это наши советские граждане. Это люди из различных стран Европы: итальянцы, французы, чехи, поляки...
    Девушка из Минска Нина Полегошко, ей всего 18 лет, а она уже три года с лишним работала на Кенигсбергского фабриканта. Престарелая украинка Агафья Евстафьевна Нечинолюк, рыдая рассказывала:
    "Немцы угнали меня вместе с дочерью Ксюшей из родной киевской земли. Дочь бежала из лагеря, сейчас не знаю дэ цэ она, не ведаю", - мешая
    украинские слова с русскими, поминутно утирая рубищем катившиеся градом слезы, продолжала Агафья Евстафьевна. "Знаю тилкэ, живая нимцам не дасться. Гордая она у мэнэ, умница. Перед побигом сказала:
    "Лучше погибну, но на проклятых немцев работать не буду".
    Радостно суетятся перед гвардейцами, порываясь сказать слова бла*годарности, русские старики Денис Алферов и Иван Матвеев. Светятся улыбки на измученных лицах литовского рабочего Ионаса Аветипаса и латышки Мильды Ланса.
    "Советская Армия сильнейшая в мире!" - Восторженно восклицает, и в неволе не потерявший своей экспансивности, парижанин Шарль Пино и рядом товарищ по неволе француз Луи Горшон - бывший лионский слесарь. Об этом же говорит уроженец Неаполя, черный как жук. итальянец Модесто Толобо.
    "Могу ли я вступить в польскую армию?" - Спрашивает молодой по*ляк Ян Приковский,
    "хочу рассчитаться с немцами за все их злодеяния.
    Смерть немецким оккупантам!" - исступленно кричит он.
    "Смерть!" - Как эхо дружно повторяют голоса.
    Потрясенные увиденным и услышанным, еще стремительнее рину*лись гвардейцы выполнять дальнейшую боевую задачу.
    В центре полосы наступления 16-й гвардейский стрелковый корпус в течение ночи вел ожесточенный бой, стремясь прорвать третью позицию обороны вра*га... Полки 11-й и 31-й гвардейских стрелковых дивизий утром подошли к реке Прегель и под ожесточенным огнем начали смелым броском форси*ровать реку197.
    В течение ночи на 8 апреля подразделения дивизии, выделенные для ночных действий, вели бой за третью позицию обороны противника, но были встречены сильным пулеметным и артиллерийским огнем. Только на одном участке стрелковая рота 1-го батальона майора Г.П. Яшкина при поддержке артиллерии и минометов ворвалась в район товарной стан*ции, но ее продвижение было задержано сильным огнем противника.
    Батальон Яшкина завяз в боях в районе станции. Шли ожесточен*ные бои за каждое железнодорожное строение. Крупное серое здание. Фашисты насмерть стояли у подвальных входов. Когда 2-я рота стар*шего лейтенанта А П. Сапожникова ворвалась в центральное поме*щение подвалов, бойцы обнаружили там немецкий полевой госпиталь. В отсеках одновременно шло несколько операций.
    Сапожников вспомнил когда танковая рота фашистов снесла па*латочный городок с ярко выраженными красными крестами медсан*бата дивизии, переполненного раненными. Тогда погибли сотни раненых, в их числе заместитель Яшкина капитан Н. Кошевой. Мно*гие бойцы роты Сапожникова были свидетелями того изуверства. Чув*ство мести им хорошо знакомо и, казалось оправданным, но они не открыли огонь по раненым. Его открыл фашист, притаившийся за от*секом. Одну автоматную очередь он пустил в направлении группы бой*цов, а вторую - в себя.
    Медперсонал и раненые с ужасом ждали, чем ответят русские. Мно*гие, в том числе врачи, подняли руки. На что они надеялись?
    "Не стрелять!" - приказал подоспевший туда Яшкин.
    "Всем освобо*дить помещение!"
    Немецкие врачи оказали раненым гвардейцам срочную медицинс*кую помощь, обеспечили санинструкторов роты медикаментами.
    В целях удержания захваченного участка на территории товарной станции, командир полка подполковник П.А. Лещенко приказал ко*мандиру взвода 1-й роты противотанкового огнеметного батальона лей*тенанту Щербинину к 2 часам выйти в район, где находится стрелковая рота 1-го батальона, и вместе с ней удержать захваченный участок. Огнеметчики, подпустив пехоту и штурмовые орудия врага на расстоя*ние 40-60 метров, огнем из семи фугасных огнеметов сожгли одно штурмовое орудие и пятнадцать солдат198.
    К 7 часам утра 8 апреля 95-й полк, сбив противника, вышел к реке Прегель. Гвардейцы 3-го батальона под командованием майора Ф.И. Кучеренко, после короткой артиллерийской подготовки с ходу ворва*лись на железнодорожный мост, верхняя часть которого была разру*шена, а нижняя оставалась целой. Саперы обнаружили взрывчатку, обезвредили ее, рискуя собой, спасли переправу. Мост был захвачен со всеми приданными средствами переправы через реку Прегель. Баталь*он немедленно форсировал реку севернее Нассер Гартен, захватил плац*дарм. Гитлеровцы перешли в контратаку с танками и самоходными
    установками. Силы были неравные. Противнику удалось частично потеснить гвардейцев, однако плацдарм был все же удержан.
    Стремительная атака батальона Кучеренко обеспечила захват пере*правы через реку, что в дальнейшем сыграло большую роль при развер*тывании боевых действий на ее северном берегу140.
    Вскоре на плацдарм вышли части соседа слева 11 -й гвардейской стрелко*вой дивизии и вместе с батальоном Кучеренко противник был отброшен.
    В середине дня в политотдел 31-й гвардейской стрелковой дивизии в подвал разрушенного дома прибыл офицер из 11-й гвардейской стрелковой дивизии.
    "Товарищ гвардии полковник, разрешите обратиться..."
    Полковник Иван Иванович Рождественский стоял у ящика, служив*шего столом, и рассматривал карту Европы, на которой жирными крас*ными точками была отмечена территория, освобожденная от фашистов войсками Советской Армии и союзников. Полковник оторвал от карты ярко-синие глаза, чуть прищуренные усталостью и недосыпанием, кив*нул офицеру. И по тому, как тот заговорил, по его глухому чуть хрипло*ватому голосу с нотками подавляемой горечи, Иван Иванович понял, что произошло что-то трагическое.
    Офицер передал полковнику клочок окровавленной бумаги.
    Тот стал читать вслух:
    "Здесь дрались гвардейцы и погибли за Роди*ну, за братьев, за сестер, матерей и отцов... Дрались и не сдались врагу. Бились до последней капли крови и жизни! - Лазарев. Шейдерявский. Шиндрант. Ткаченко, Горобец. Векшин."
    Когда к реке Прегель прорвались передовые подразделения батальо*на майора Кучеренко, бойцы 41-го отдельного саперного батальона Ла*зарев. Шейдерявский, Шиндрант. Горобец, Векшин, Ткаченко вырвались вперед. Агитатор Лазарев крикнул:
    "Быстрее, товарищи, мы успеем перебежать мост!". Отважная шес*терка далеко оторвалась от батальона. Гитлеровцы перешли в контрата*ку и окружили храбрецов.
    "До последнего патрона сражались с врагом саперы и дорого отдали свою жизнь", - доложил офицер,
    "на месте неравного боя до 50 вражеских трупов200."
    Полковник Рождественский сел, энергично потирая рукой затылок. Заломило так, что перед глазами пошли красные круги.
    Офицер 11-й гвардейской стрелковой дивизии, несколько смущенный долгим молчанием полковника, стоял на вытяжку, не решаясь заговорить. А полковник все еще остро переживал гибель смельчаков, для него этот окровавленный клочок бумаги, словно удар в солнечное сплетение. Так и не смог Иван Иванович за долгие годы войны примириться с утратами, неизбежными и неотвратимыми.
    "Вы свободны", - тихо сказал он офицеру и повернулся к капитану Левину, секретарю редакции дивизионной газеты "За Советскую Роди*ну", сидевшему за столом долговязому высокому брюнету:
    "Немедленно. ... чтобы каждый боец дивизии знал об этом, ..."
    - и пол*ковник подал ему клочок с прощальными словами - завещанием любить Родину так же пламенно, как любили они, эти герои.
    К вечеру 8 апреля, прикрывая выдвижение из района севернее берега реки Прегель у железнодорожного моста, к 9 часам 9 апреля 1 -й батальон майора Г.П. Яшкина из 95-го полка овладел кварталом 192201.
    Части 1-й гвардейской мотострелковой дивизии несколько отстали. к исходу дня вели бои в районе квартала 326 и восточнее.
    Получив приказ командира корпуса помочь правому соседу и оце*нивая обстановку, командир 31-й гвардейской дивизии генерал Бурмаков решил 99-м и 97-м полкам в ночь на 9 апреля форсировать реку Прегель в районе острова. Этот участок форсирования находился в полосе 1-й гвардейской мотострелковой дивизии. К участку форсиро*вания были доставлены семь лодок А-3 и подручные материалы для обеспечения переправы. Сосредоточение и подход полков к пунктам переправы были прикрыты всей артиллерией дивизии. В 2 часа 9 апре*ля на одном пароме из лодок А-3, двух плотах ТЗИ и двух лодках А-3 на остров были переправлены передовые подразделения этих полков, которым удалось захватить небольшой участок правого берега реки и обеспечить с него переправу на остров остальных подразделений и ча*сти артиллерии202.
    Противник, используя водную преграду, усилил огонь по наступаю*щим изо всех видов оружия. Саперы подвезли плоты, а разведчики во главе с командиром взвода старшиной В.И. Васильевым-Выборновым натянули через реку стальной трос, закрепили его на том берегу за при*стань. На плоту, бочках, бревнах, частично на табельных средствах гвар*дейцы переправились через реку и начали штурм цитадели.
    Радист-разведчик сержант И.Б. Хасанов, находясь в передовых час*тях пехоты, согласно команде командира 8-й батареи Ткаченко, беспре*рывно передавал координаты огневых точек и живой силы осажденного гарнизона. И батарея мгновенно беглым огнем наносила противнику за*метные удары.
    Первой форсировала Прегель 2-я рота и пулеметный взвод лейтенан*та Г.В. Лагунова с расчетами старшего сержанта Самойленко, сержантов Иваненко и Н. Афиногенова. Вслед за ними форсировали и другие роты батальона 97-го полка.
    При этом отличились стрелковый взвод лейтенанта П.В. Ильченко, 3-я рота капитана Михно. минометчики лейтенанта С. Шумского, сер*жанта В.Г. Глухова, старшина пулеметной роты В. Шатманов, старшина 1-й роты В.Г. Дмитриев, автоматчик Ф.С. Гладких.
    Смело просачиваясь через дворы и переулки, они вскоре очистили от противника остров и вышли к реке Нойер Прегель. Попытки форсиро*вать ее с хода успеха не имели203.
    Наступило 9 апреля 1945 года. На левый берег реки Прегель вышли части 1-й гвардейской мотострелковой дивизии, под прикрытием частей 31-й дивизии начали переправу на остров и приступили к смене частей 31-й. После смены 97-й и 99-й полки были отведены на левый берег Прегеля, по переправам 11-й гвардейской стрелковой дивизии вошли в свою поло*су наступления и к исходу дня вели бои по очищению от противника квар*талов 195, 198, 155, 162204.
    До конца войны остался один месяц. Каким был Кенигсберг в этот день? Густой едкий дым застилал небо. Повсюду в кварталах пожары. Стены массивных зданий проломлены нашими тяжелыми снарядами, за*копчены, на улицах сожженные залпами реактивных снарядов штурмо*виков ИЛ-2 автомобили, бронемашины, подбитые, искореженные и пылающие самоходные орудия и танки... Бесчисленное количество уби*тых лошадей прямо в упряжках, запутавшиеся в постромках, опрокину*тые или смятые остовы городского транспорта, гнутые дырявые бочки, скрюченные велосипеды. Всё это забило проезды. Грудами грязно-болотных меш*ков лежали всюду трупы гитлеровских солдат и офицеров. В повержен*ном городе видны обвалившиеся своды и облупленные стены Кафедрального собора с разрушенной и оскверненной могилой Канта, зияющие провалы зданий, рвущиеся из оконных и дверных проемов тре*петно жадные языки пламени; памятник Кайзеру с пробитой и сплющен*ной головой. Шум, грохот, треск, кровь, месиво, рваная амуниция и среди этого ада и хаоса - еще не убранные трупы советских солдат и офицеров. Таким был Кенигсберг 9 апреля.
    Город в агонии. Гвардейцы с новой силой, с новой стремительнос*тью рвутся вперед, проявляя удивительную смелость, бесстрашие и бес*примерное мужество. Кенигсберг задыхался в дыму и пламени. Выстрелы
    и разрывы слились в один несмолкаемых рокочущий гул и грохот. Каза*лось, земля, содрогаясь, извивается и стонет. Враг упорно сопротивлялся. Каждый метр земли, каждую позицию, каждую цель, каждый дом, каж*дый угол улицы приходилось брать в кровопролитном бою.
    Штурмовые группы 97-го полка с большим трудом, но упорно про*двигались вперед.
    Старший лейтенант В.Т. Майков с четырнадцатью гвардейцами из*гонял фашистов из домов и подвалов недалеко от Королевского замка в самом центре города. Там бушевал огненный смерч и рушились здания, раскалываясь на отдельные огромные части. Впереди четырехэтажный каменный дом, превращенный гитлеровцами в крепкий опорный пункт, из оконных проемов и дверей нескончаемый ливень свинца, летят, с трес*ком разрываясь, гранаты, фаустпатроны.
    Огонь четырех пулеметов и автоматов плотно прижал гвардейцев к земле и подстерегал каждое их неосторожное движение.
    Но дом надо брать. Вблизи оказались развалины. Короткими стре*мительными рывками, перебежками, пригибаясь и падая, группа Май*кова скрылась в этих развалинах. Одни гвардейцы стреляли по одним окнам дома из автоматов, другие бросали в окна и двери гранаты, третьи врывались в здание. Гитлеровцы растерялись. Ответный огонь ослаб.
    "Всем в дом!" -скомандовал Майков.
    Два изуродованных пулемета валялись на полу, рядом с ними, рас*пластав окровавленные руки, лежали мертвые фашисты. Захвачена лест*ничная клетка, второй этаж, третий, четвертый. Насчитано еще десяток трупов. Подъезд освобожден.
    Младший лейтенант В.Я. Гулько с группой гвардейцев атаковал дву*хэтажный кирпичный дом у вокзальной площади. Веерообразный огонь из дома поражает одного за другим гвардейцев. Гулько разбивает группу на мелкие подгруппы и рассредоточивает свое подразделение. Одна под*группа во главе со старшим сержантом П.Д. Шапорой незаметно подо*бралась к дому. Из окна второго этажа по смельчакам бешено застрочил пулемет, а с первого этажа прозвучали автоматные очереди. Шапора при*казал подгруппе сосредоточения огнем подавить пулемет, сержанту Ф.С. Гладких огнем своего пулемета поддержать атаку подгруппы и бросился с подгруппой в дом. Другая подгруппа под прикрытием дымовых шашек ворвалась в дом без потерь.
    Группа старшего лейтенанта И.И. Аринушкина уже на 2-м этаже, гит*леровцы вновь овладели первым. Его ординарец Алеша Сергеев с целой
    связкой гранат и автоматом, своим и трофейным, отбивается от наседав*ших на него гитлеровцев, кричит:
    "Ребята, выручайте!" Однако отбился сам. Все на этих этажах перемешалось, трудно понять в дыму и в порохо*вой гари, где гвардейцы, где фашисты: все заволокло, как в тумане. В комнату, где были Аринушкин с Сергеевым, ворвались еще три гитлеров*ца, прыгнув откуда-то сверху, и открыли автоматный огонь.
    Сергеев рванул командира за рукав и увлек его за колонну. Автомат*ные очереди дружно прошили вещмешок Сергеева. Содержимое вещмешка рассыпалось.
    "Сволочи!" - пожалел вещмешок Алеша.
    "Все испортили!" С противо*положного конца коридора кто-то из наших солдат бросил в гитлеровцев противотанковую гранату. Аринушкип и Сергеев во время успели отско*чить в утол. В полу образовалась большая дыра. Фашисты убиты. Взрыв*ной волной ушибло и контузило Аринушкина.
    С первого этажа слышится душераздирающий крик. Там три фашис*та душили обезоруженного солдата Сорокина. Прыгнув в дыру, Сергеев двух фашистов заколол штыком, третьего с помощью Сорокина и подо*спевшего Аринушкина взял в плен. Со второго этажа противоположного дома зло строчил немецкий пулемет, пули жужжали как шмели. Пришлось взять ослабевшего от переживаний Сорокина и искать безопасное место в доме. А где его найдешь в дыму, обвалах, удушливом смраде? Рядом что-то прошуршало. Это летела граната с длинной ручкой, метко бро*шенная фашистом со второго этажа. Сергеев быстро схватил ее и бросил обратно, крикнув:
    "Нам не надо, возьмите обратно!". Фашистская гра*ната поразила своих хозяев.
    Гитлеровцы, укрывшиеся в подвалах и первых этажах, приспособ*ленных к длительной обороне зданий, позволили себя без серьезного сопротивления брать в плен. Так, в здании почтамта начальник раз*ведки 2-го дивизиона 64-го гвардейского артиллерийского полка лей*тенант А.Н. Кожанов, разъяснив безысходность положения находившегося там гарнизона, убедил гитлеровцев сдаться в плен. Око*ло 400 человек сложили оружие.
    Также успешно прошли переговоры командира стрелковой роты 97-го полка лейтенанта В.П. Рязанцева, который вывел из подвала большую группу немецких офицеров во главе с подполковником...

    ...Командующий 3-м Белорусским фронтом Маршал Советского Со*юза А.М. Василевский предложил гитлеровцам капитулировать.
    "Офи*церы и солдаты!" - говорилось в обращении.
    "В этот трагический для вас час ваша жизнь зависит от вас самих... Складывайте оружие и сда*вайтесь в плен"200.
    Нам стало известно, что в крепости любая попытка перейти на сто*рону Советских войск, в плен каралась смертной казнью.
    Но все возрастающая сила ударов и огромные потери оказались силь*нее страха репрессий. В полдень 9 апреля комендант крепости генерал Отто Лаш сдался в плен. Его примеру и приказу последовали остатки стотридцатитысячного гарнизона.
    Пропагандисту 97-го полка М.Ф. Штыбу и командиру 2-го батальо*на майору В. Г. Сумину было приказано вступить в переговоры о капиту*ляции противника, защищавшего участок западнее Цитадели. Размахивая белым флагом, они заметили белый флаг противника. Подошел немец*кий обер-лейтенант. Через переводчика ему сообщили, что комендант города генерал Лаш отдал гарнизону приказ о капитуляции. Не имея при*каза от генерала начальника укрепрайона, обер-лейтенант пригласил пар*ламентеров в штаб. Миновав несколько домов, они подошли к зданию у площади и небольшого кювета. Парламентеры приказали сопровождаю*щим их 12 автоматчикам в случае осложнения и задержки парламентеров уходить и доложить об этом командованию.
    В штабе немецкие офицеры встретили их неприязненно. Однако пос*ле того, как парламентеры заявили, что они представители командира гвардейской дивизии генерал-майора И.Д. Бурмакова, который в свое
    время участвовал в пленении фельдмаршала Паулюса в Сталинграде, и что им поручены переговоры о капитуляции, начальник укрепрайона за*явил, что через два часа все оружие вверенных ему войск будет положено в штабе, а личный состав построен рядом. За господами офицерами он просил прислать офицера не ниже подполковника.
    Парламентеры вышли из штаба. Со стороны площади появился не*мецкий офицер в черной форме с пистолетом в вытянутой руке.
    Заметив солдат, сдававших оружие, он развернулся и ушел. Через не*сколько минут с той стороны, куда удалился эсэсовец, вылетел фаустпат*рон. Ранены три автоматчика, несколько немецких солдат. Штыб и Сумин вывели автоматчиков и немецких солдат из-под обстрела в укрытие.
    Спустя немного времени, поднимая батальон в атаку, был убит один из храбрейших командиров - командир 2-го штурмового батальона май*ор В.Г. Сумин и много других.
    Доблестно сражались гвардейцы Витебской трижды орденоносной дивизии в боях за Кенигсберг. Ими уничтожено более 2500 солдат и офи*церов противника, взято в плен 10856 солдат и 436 офицеров, захвачено: 207 паровозов. 1327 вагонов. 316 автомашин, 209 орудий и минометов. 892 пулемета. 18000 винтовок. 79 складов и много другого имущества...
     
  26. MebiuS777

    MebiuS777 Schütze

    Сообщения:
    225
    Адрес:
    Gumbinnen, Ostpreussen
    Вот схема форта №3 (из книги Овсянова), всё руки не доходили выложить...
     

    Изображения:

    форт 3.jpg

Поделиться этой страницей